Panters. Cats do not only purr

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Panters. Cats do not only purr » Наше творчество » Что-то вроде творчества...


Что-то вроде творчества...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Ну, извините, что с середины, но, может, с середины тоже интересно будет. Кстати, если будет интересно, с начала скину))

Свернутый текст

MY BIRTHDAY

Маэля не было с 9-го по 17-е Марта. Хотя, когда было 17-е, я и не знала, что он сюда приедет. Он мне, конечно, рассказал всю историю его отъезда и приезда, но это потом, после описаных здесь, в этой главе, событий.
   "Семнадцатого марта, 1995-го года в семье известного бизнесмена Роланда Дентли родилась дочь - Эмили Джейсис Дентли! Сегодня же эта девушка отмечает свой пятнадцатый день рождения и первый год прожитый без своих покойных родителей!" Гласили газеты сегодня. Я уже давно привыкла к тому, что мое имя появляется в газете в качестве разбалованной дочери богатого бизнесмена, но теперь они намекнули на то, что я уже целый год(!) выживаю в сложном мире, в котором нужны деньги, без богатеньких родителей. Меня это взбесило, но когда подошла Эстер и похлопала меня по плечу, на всякий случай забирая газету, я успокоилась и даже загрустила. Маэль поехал в Англию с Шери к больной матери. Так было написано в его записке, которую он оставил мне. Эстер приготовила чудесный землянично-черничный пирог, который ждал своего часа в холодильнике. Меня отправили погулять, но я знала, что Эстер не одна и что для меня готовится какой-то супер-сюрприз и что я точно знала, так это то, что сюрприз был по плану Джинн, которая знала все мои тайные желания и секреты. В доме Эстер велась очень тщательная подготовка, так как надо было весь дом изнутри перевернуть с ног на голову, причем в прямом смысле этого выражения! Я гуляла, и гуляла+ И пока я гуляла, меня занесло аж в аеропорт. Как успокаивающе на меня действовали взлетающие и садящиеся самолеты! А как мне нравилось наблюдать за маленькими фигурками, которых было видно сквозь иллюминаторы самолета! Вокруг меня спешили и изо всех сил торопились какие-то незнакомые люди с чемоданами и просто с дипломатами, стьюардессы в голубых костюмах и с маленьким черным челоданом быстро продвигались в толпе, торопясь на грядущий рейс. Я так увлеклась наблюдением за людьми и огромными летающими машинами, что не заметила бегущую с большой сумкой на плече знакомую фигурку. Она торопилась, отчаянно махала руками, призывая туристов немножко разойтись и дать дорогу. Я не заметила человека, который бежал ко мне по тому невысокому мостику, проговаривая на ходу мое имя. Слыша какие-то торопливые шаги в тоскливо, но недовольно ("Мы на самолет опаздываем!!! Что за пробка??? Разойдись!")  идущей толпе, так как все они или кого-то встречали, или кого-то провожали, или сами на самолет торопились, я повернула голову и увидела его! Я побежала со всех ног, так как он тоже бежал ко мне. Уже когда я с разбега обняла Маэля, я случайно толкнула какую-то немолодую даму.
  - Какая молодежь пошла! Фи! Даже не извинилась! - услышала я недовольство знакомого голоса. Я перестала обнимать Маэля.
   - Лилли?.. - наугад спросила я и не прогадала. Женщина повернулась и оказалась моей тетей.
  - Эмили? Что ты тут делаешь, моя дорогая? - сказала тетя, обращаясь ко мне необычным местоимением. Я даже удивилась.
  - Здравствуйте, миссис Френсис! - поздоровался Маэль, и я хорошо поняла, для кого спектакль, в очередной раз разочаровавшись в своей тете.
  - Эмм, я тут друга встречаю! - я указала на Михаэля. Тетя хмыкнула и повернулась к Френсис. Потом, будто что-то вспомнив, она стала рыться в своей сумке.
  - Девочка моя, я тебя поздравляю с твоим пятнадцатилетием! И дарю тебе это+ - Лилли протянула мне сверток в синем бархатном мешочке. Я поблагодарила и мы с Маэлем пошли к дому Эстер. Как раз по дороге мне позвонила Джинн, и сказала, что я могу идти.
   Мы с Маэлем подошли к дому и я открыла дверь. Первым моим впечатлением стала растерянность, потом детский восторг, а потом я потрясла головой, думая, что начались галлюцинации. Комната была перевернута верх дном. Мы с Маэлем стояли не на полу, а на потолке. Доказательством тому была люстра, висевшая не сверху, а внизу и светила хорошо. Все предметы в комнате были приклеены к полу ( то есть к настоящему потолку), сверху был ковер и на нем стоял ( то есть свисал) стол. Вокруг люстры стояли все знакомые мне люди. Эстер, Джинн, Дерек и Фил. Скоро должны были приехать их родители. Кого я сначала не узнала, так это Джинн. Она была не в черно-белом и не в красном костюме. У нее было елегантное шелковое зеленое платье, с бантиком на боку. Сверху был пиджачок, который был черный, но с зелеными узорами. Все это очень шло ей. На голове у подруги была зеленая лента. Короче говоря, наряд был не готический, но очень торжественный. Дерек и Фил тоже не были сегодня готами. Дерек был в белом костюме с галстуком молочного цвета. Фил же не надел костюм, зато был в ярко красной рубашке, растегнутой сверху на две пуговицы, и в черных брюках. Прически у братьев были одинаковыми - оба брата пригладили свои не короткие волосы назад гелем, что им очень даже шло. Оба брата держали в руках по букету. У "белого" Дерека в руках были красные розы. "Красный" Фил держал в руке белые розы. Еще у Фила в руке были небольшой пакет, чего у Дерека не было. Это вызвало на моем лице улыбку. Джинн тоже держала в руках пакет и ослепительно улыбалась, похоже, проблемы в семье уже не так тревожили ее. И, наконец, Эстер! Она была одета очень красиво и со вкусом. Мне очень понравилось, но описать ее наряд сложно, поэтому вдаваться в подробности не буду, только скажу, что одета она была в сиреневой гамме. В руках у нее был маленький сверток, но он был толстый и она с большим удовольствием держала его.
   - Привет, красавица! - сказали в унисон братья. Дерек подошел ко мне и обнял, потом подарил цветы, сказал поздравления и отошел к Джинн. Подошел Фил, взглянув на меня с искренней улыбкой, и вручил мне цветы.
  - Поздравляю тебя, Эмили, с твоим пятнадцатилетием! Желаю тебе никогда не терять близких и никогда не находить врагов! - сказал он, вручая цветы. Когда дело дошло до его подарка, он замялся, покраснел, застеснялся, потупил голову, но все-таки произнес речь. Речь была красивой, но, наверное, очень личной и он говорил так тихо, что кроме меня ее никто не услышал. - А это - мой подарок. Я написал тут+ Короче говоря, когда ты будешь читать, читай про себя и будь в это время одна. Никому не показывай этот подарок, пожалуйста. Даже самому дорогому тебе человеку, - сказал он, и, немного приблизившись к Маэлю, сказал (так же тихо) - Как же тебе повезло!
   Потом пришла очередь Джинн. Она с легкостью подбежала ко мне и протянула пакетик с подарком. На ее лице была такая яркая улыбка, что я не сомневалась в искренности и полезности ее подарка.
   - Это тебе! Надеюсь, что тебе понравится! - засияла девушка. Она подошла и так на меня посмотрела, что у меня не возникло сомнений - она хочет посмотреть на мою реакцию. Я открыла пакет и вытащила из него что-то черное и ажурное. О, господи! Я же говорила, что Джинн знает про все мои тайные желания. В моих руках было елегантное готическое платье. Я даже открыла рот от удивления.
   - Господи, Джинн! Спасибо! - все еще находясь в шоке сказала я.
  - Да не за что, подружка! - обняла меня Джи.
   Теперь подошла Эстер. Она поздравила меня с днем моего рождения и протянула свой подарок. Я вытянула из подарочной обертки красный бархатный фотоальбом.
   - Это фотографии. Тут есть не только я и Михаэль. Тут есть много наших родственников. Многих из них ты не знаешь, но есть и знакомые лица. Например, Шери Хенфорд или Джинн Периуэр и ее родители+Думаю, тебе будет интересно посмотреть, тем более, что я их подписала, - сказала Эстер. Я поблагодарила ее и приняла подарок. Я сразу открыла альбом, поддавшись любопытному порыву. На первой странице была Эстер, где-то на десять лет моложе своего теперешнего возраста. Вокруг нее сидело двое детей и молодая, по сравнению с остальными, девушка. Мальчику было где-то шесть-семь лет. Девушке было гприблизительно 20-25. Обняв маму, рядом стояла маленькая девочка, ровесница мальчика. Это, скорее всего, была Шери. Когда я посмотрела на родителей Маэля, я поняла, что делала Эстер большой комплимент, думая, что ей 60 лет. На самом деле ей было где-то 80 с чем-то+ Вот почему у Михаэля была такая взрослая сестра! Под фотографией была подпись - "От Эстер Периуэр любимому жильцу моего дома - Эмили Дентли." Я улыбнулась и посмотрела на своих друзей. Какие же они все-таки классные, подумала я и Джинн вдруг засуетилась.
  - Родители приехали! - воскликнула она и я выбежала из дома, что бы приветствовать их всех. Первыми были родители Джинн. Мать ее была одета почти точно так же, как и дочь. Только, как говорится, с точностью, да наоборот. У матери было черное шелковое платье и зеленый пиджак с ажурными черными узорами. Сама женщина не отличалась от дочери почти ничем. Волосы ее были такими же ярко-красно-оранжевыми. Только лица их были разные, а во всем остальном они почти не отличались. Кстати, еще одна разница матери с дочерью была такова - мать была вспыльчива, темпераментна и горда собой. А Джинн была не столько вспыльчива и темпераментна, сколько весела, задорна и добра. Гордость не была самой важной частью Джинн. Она, как любая нормальная женщина, ее имела, но не показывала ее и не навязывала всем подряд. Мать Джинн звали Хеленой Периуэр. Как ни странно, Хелена пришла не одна. С ней был отец Джинн, Девид Периуэр. Джинн подскочила ко мне и оперлась на мое плечо.
   - Они помирились! Правда, чудесно? - ликовала подруга.
  - И что, они теперь не разводятся? - удивилась я.
   - Нет, разводятся. Но не как враги, а как друзья. И мне кажется, что не смотря на всю свою гордость, мама будет встречаться с папой+ - мечтательно закатила глаза к небу Джи. Тут подошла ее мама, и Джинн вытянулась струной.
  - Умница+ - аристократическим тоном произнесла женщина. - Здравствуй, Эмили Джейсис. Прими мои поздравления и подарок+ - я уже успела вытянуться в струну, когда ко мне обратилась Хелена. Она протянула мне небольшой сверток и улыбнулась своей аристократической улыбкой. Потом она подошла к Эстер, которая и не старалась вытянуться к высокой Хелене.
  - Здравствуйте, дорогая свекровь! - сказала миссис Периуэр, и я поняла, что она привыкла называть вещи своими именами, причем в прямом смысле. - Как я вас давно не видела! - женщина наклонилась к старушке и демонстративно, как при встрече с такой же аристократичной подругой, поцеловала ее в щеку. Девид же подошел к Джинн и поцеловал ее в щеку.
  - Здравствуй, дочка! - воскликнул он счастливо. Я сразу поняла, что он не такой самолюбивый, как его бывшая жена. Я знала эту семью очень долго. Можно сказать, с рождения, но такой разницы между супругами не замечала. А теперь она вдруг всплыла, будто масло+Ну, ладно. Не буду вдаваться в подробности, а то уйду далеко от своего Дня Рожденья.
  - Поздравляю тебя, Эмми! - обнял меня Девид и вдруг его улыбка помрачнела. - Счастье, что ты тогда гуляла с Джи+ Благодаря ей ты дожила до своего пятнадцатилетия+- сказал он. Я просто грустно улыбнулась. Девид посмотрел на меня и потрепал по голове. - Не грусти, это тебе не идет! - улыбнулся он.
   После родителей Джинн приехали родители Дерека и Фила. Супруги МакКендзи были до ужаса похожи друг на друга. Их будто долго подбирали для роли родителей близнецов. У них были черные волосы, зеленые глаза и смуглое лицо. Отец был высокий и накачаный мужчина, мать была на голову ниже, с не менее спортивным телом и гордой осанкой. Они были одеты в гамму друг другу. У женщины было золотисто-красное платье, у него - золотисто-коричневый костюм. Они были как будто дополнение друг другу: если одну часть убрать, то вторая будет казаться незаконченой. Они были как Инь-Янь, между ними царствовала гармония, как и между близнецами. Они создавали такую ауру и такую енергетику вокруг себя, что человек не мог не почувствовать себя в гармонии и спокойствии! Теперь я поняла, как отличаются Девид Периуэр и Хелена Периуэр. Она была высокой - он был ее ниже. Она высокомерна и горда - он добр и невысокомерен. Она считает себя аристократкой, он себя - простым обеспеченым человеком. И в семье у них была несговорчивость именно поэтому. А здесь+ Здесь люди просто не имели возможности и причины для ссор. У них все было настолько спокойно, что они даже в страшных снах не представляли себе ссору. Меня это поразило до глубины души+ Они подошли (шли они в ногу) ко мне с улыбкой, тут подбежали Дерек и Фил.
  - Привет, мам, пап! - воскликнули они в унисон.
   - Познакомься, Эмили, это наш папа - Арнольд МакКензи! - сказал Дерек. А Фил подхватил. - А это наша мама - Элеонора МакКензи! - воскликнул он.
   "У них даже имена похожие - АРНОЛЬД и ЭЛЕОНОРА!" - промелькнуло у меня в голове. Первой заговорила Элеонора, затем подхватил Арнольд.
  - Эмили, поздравляем тебя с твоим Днем Рождения, - сказала она нежным голосом, продолжил он (их голоса тоже были похожи, только у мужчины ниже) - И желаем успехов в личной жизни и карьере! - торжественно произнесли супруги МакКензи и вручили мне свой подарок. В обертке была шкатулка на замке, ключ от которой всегда был со мной, а в шкатулке блокнот, который потом стал моим дневником и я записала все события, которые произошли до этого дня и после него. Этот подарок был очень полезен и я до бесконечности была благодарна Арнольду и Элеоноре. Тут я вспомнила, что пора садиться за праздничный стол и приглашать за него гостей. Стол был большим, так что волноваться из-за нехватки мест не надо было. Эстер возглавляла этот стол. Справа от нее сидела Джинн, слева - Девид. Возле Девида, конечно, сидела Хелен. Рядом с Джинн сидела я, а возле меня - Михаэль. Возле Хелен сидела Элеонора, последнюю ничуть не смущала надменность соседки, которая все время пыталась вывести миссис МакКензи из себя. Напротив Элеоноры сидел Арнольд. Супруги не говорили, они молча смотрели друг на друга. Маэль повернулся ко мне и посмотрел так, будто очень хотел мне что-то сказать и не мог.  Мы вышли под предлогом, что что-то забыли в комнате и «отправились за гитарой». Он посмотрел мне в глаза и мне стало понятно о чем мы будем говорить.
   - Разве сейчас подходящее время? – с надеждой спросила я, парень кивнул головой и мое настроение окончательно испортилось.

Комментарии приветствуются)))

Отредактировано Rita Mailons (27.12.10 22:00:41)

+1

2

Супер... ну ты мозг... Браво
http://s.rimg.info/d4c22f54dd69ab84b844692dc4ca2256.gif
Требую продолжение...

0

3

Alessia Hill
Спс)))

0

4

И так... История сначала.
Глава 1.

Свернутый текст

- Сколько это можно терпеть??? Она все время вертит носом и ничего не хочет делать! – тетя Лилли снова говорила по телефону с подругой. Эх… Я все время стараюсь не убежать. Родители не любили Лилли Купер, они бы не хотели, что бы их имущество перешло к ней. Похоже, она уже заканчивает говорить. Она считает меня плаксой. Интересно, как бы она себя чувствовала, если бы ее родители все вместе в один день…Вот! Я снова начинаю плакать… Я ее однажды спросила об этом, так она мне сказала, что она бы не плакала целый год подряд, каждый день утром и вечером. Кажется, я все-таки становлюсь плаксой. А-а! Я же вам еще не все сказала! ОНА ОТДАЛА МЕНЯ В ПРОСТУЮ ШКОЛУ!!! Ну? Как бы вам это понравилось?
   Во всяком случае, она уже договорила с подругой и заметила, что я подслушиваю. Я получила выговор, но она меня не наказала. Может, в ней есть хоть чуточка сострадания?
    На следующий день Лилли меня отправила в новую школу и даже завтракать не дала. Наверное, она считала, что лучшее наказание – голод. Но я втихаря взяла с собой деньги и яблоко. Я все-таки умнее своей тетки! Ха!
   Вы еще не знаете, как я выгляжу. Это факт. Я могу вам сказать одно – я красивая и у меня очень длинные каштановые волосы. Сегодня я их просто расчесала и распустила локоны по плечам. У меня зеленые глаза и яркая улыбка. Я не очень слежу за модой, хоть у меня и богатые родители…были.  Моя одежда красивая и гармоничная, но не показывающая мое финансовое положение. Она почти вся из модных бутиков, но не выделяется «крутым» стилем. Лилли мне почти не покупает новых вещей. Она считает, что богатые люди должны быть не заброшены разными тряпками, а образованными людьми. Лилли миллионерша, но, не смотря на это, она купила целую библиотеку каких-то ветхих книг, которые, наверное, толще меня, за мои деньги!!!  А теперь вопрос – что же ей надо от меня, от моих покойных родителей, если она сама миллионерша???  Ну, ладно. Заканчиваю хандрить, так как своими жалобами испишу всю свою книгу. А это будет не очень хорошим показателем, так как это рассказ о моей новой жизни после смерти родителей, а не книга жалоб и предложений Эмили Дэнтли (это мое имя).
   Как я уже говорила, мои родители были богатыми и моя тетка – миллионерша. Ну, вот. Расскажу вам одну хорошую сторону моей тети. Когда я пошла в свою школу (еще старую), Лилли ужаснулась, что у меня, как у коренной аристократки и приличной девушки есть права, но нет машины. В тот же день она купила мне приличную, дорогую машину. И в свою новую школу я уже отправилась на машине. Перейду к моему первому дню в школе.
    Я приехала на стоянку и убедилась в одной вещи – я не единственный человек в школе, у которого есть машина. Стоянка была так забита, что я еле-еле нашла свободное место.
«Дурдом! Стоянка забита, машины грязные…»  подумала я, но времени на размышления не оказалось. Прозвенел звонок и двор опустел. Я неохотно вылезла из машины, и пошла в администрацию школы.
   Надо заметить, что обычные школы выглядят не так уж плохо, как элитные. Школа состояла из нескольких зданий: административный корпус, спортивный корпус, кафетерий и учебный корпус. Все они были одного цвета – темно-зеленого, и на всех были большие, размером с рекламный щит, бежевые таблички с надписями, что бы кто ни будь случайно не перепутал кафетерий с бассейном… Лично я никогда не перепутала бы. Не знаю, как у вас, а в моей стране закрытые школьные бассейны находятся в высоких прямоугольных зданиях, частенько со стеклянными некоторыми стенами. Я вспомнила элитную школу снова. Здание этой школы было потрепано больше и учеников здесь было тоже больше, так как в этой школе обучали бесплатно. Мой путь был уже начерчен – я должна была идти в административный корпус. Это здание было меньше всех остальных, но, как ни странно, именно это здание выглядело лучше всех. У меня даже промелькнула мысль, что эта школа заслуживает нобелевской премии за то, что примерно 40 лет из своих 50-ти, просуществовала целой и невредимой без администрации. Но другой частью своего сознания я понимала, что такое невозможно, и что в отличии от элитных школ, где администрация всячески старается угодить богатым родителям и их наследникам, эта школа детей только учила разным наукам и закаляла холодом, направляя самое лучшее отопление в здание администрации. Решив, что размышлений на месте достаточно, я двинулась к самому новенькому корпусу, оторвав взгляд от темно- и бледно-зеленых зданий школы.
   Зайдя в административный корпус, я заметила, что в нем хорошее отопление. Было жарко, и я даже сняла курточку. В комнате было несколько письменных столов с компьютерами. Значит, не так уж далеко от элитной школы  подумалось мне, но когда я вспомнила про все отличия от нее же, я откинула эту мысль. В комнате сидели три девушки разного возраста. Я подошла к одному из столов, там, где сидела девушка 28-30 лет, с почти белыми волосами и большими голубыми глазами.
   - Здравствуйте. Я – Эмили Дэнтли. – вполне громко сказала я, и ее большие голубые глаза посмотрели в мою сторону. Да, да! Именно глаза, так как ни тело, ни голова, ни ее, что-то строчащие на клавиатуре, руки не заметили моего присутствия. Девушка продолжала работать, но при этом ее глаза смотрели на меня так, что мне даже стало неловко.
   - Здравствуй. Садись на стул, пока я найду тебя в списке новых учеников, – большие голубые глаза снова вперились  в экран – девушка искала мое имя. Потом все произошло как обычно. Она дала мне формуляр, который я, с подписями всех учителей, должна была сдать в конце дня. – Хорошего тебе дня, Эмили.  Не забудь занести формуляр! Надеюсь, эта школа тебе понравится.
   Первым уроком была биология. Войдя в класс, первым делом я вся, до кончиков своих длинных волос, почувствовала на себе взгляды учеников. Я не слишком громко вздохнула и дала формуляр учителю. Он подписал его и дал мне учебник. Место было только одно – за третьей партой в ряду возле окна. Там никто не сидел. Сначала я подумала, что это хорошо и пока учитель втирал что-то про водоросли и еще какие-то растения, я думала о чем-то левом. Вдруг я услышала какой-то шумок по классу и отвлеклась от лишних мыслей на минуту. Оказалось, что в класс вошел молодой человек, где-то на 3 года старше меня. Он был не очень высокий, со светлыми волосами и карими глазами - мне очень понравился. Он подошел к учителю и начал что-то тихо говорить ему. Девочки в классе оживились и с интересом рассматривали молодого человека. Я прислушалась к разговору.
   - На этой неделе будет день Святого Валентина. И нужно подготовить актовый зал, придумать конкурсы… - сказал молодой человек мягким низким голосом. «Какой лапочка…» подумала я, потеряв бдительность. А когда опомнилась, то оказалось, что прослушала весь разговор.
   - Значит, ты – прирожденный психолог и тебя назначили быть организатором праздника?
   - Да, мне надо наблюдать за классом, до дня Св. Валентина. Если можно, предупредите учителей о том, что я буду присутствовать на уроках и желательно, что бы мой сосед мне помогал… - сказал парень, улыбнувшись.
   - Я тебя понял, Михаэль, я все устрою. Ты можешь сесть на свободное место и сегодня последить за классом.
   Только через несколько минут, когда Михаэль направлялся к третьей парте в ряду возле окна, я поняла, что «свободным местом» было место только возле меня. Когда парень садился на то заветное место, я почувствовала легкий приятный аромат вполне дорогого одеколона. Что меня смутило, так это то, что я не могла определить фирму и название парфюма, что обычно я делала за несколько секунд.
   - Привет… - тихо, но уверенно произнес мой сосед. Сама не зная почему, я залилась краской. Раньше я не чувствовала себя такой смущенной. Сначала мне казалось, что все дело в фирме одеколона. Но потом я почувствовала, что дело совсем не в ней… Мне было тепло и уютно, хотя «уютными и теплыми» классы этой школы не назовешь.
   - Привет. Меня зовут Эмили. – так же тихо ответила я.
   - Эмми?
   - Мм…Да, так меня обычно называют подруги, – при слове «подруги» я вспомнила свою лучшую подругу Джинн, которой не звонила уже неделю. Она всегда сидела со мной за партой в той школе, я могла доверить ей все свои секреты. А еще – она была готкой, что ей очень шло. Когда у меня были проблемные ситуации с родителями, Джинн обеспечивала мне интересную ночь на кладбище со своим (то есть ее) кланом. Однажды она меня подначивала стать одной из них, но я отказалась. Это случилось как раз в ту ночь, и я  пожалела, что отказалась. Эти воспоминания промелькнули в голове быстро, но разбудил меня голос Маэля, и мне показалось, что пауза была длинной.
   - Тогда можно мне считаться твоим другом? – «я определенно ему понравилась!» промелькнула мысль в голове. Он все еще  смотрел на меня, и, что бы не попасть в ловушку биолога, я слегка кивнула головой. Но не попасться не получилось. Меня вызвали и, к несчастью, я не слышала вопроса.
   - На сегодня вы прощены, так как это ваш первый день в нашей школе. Но впредь я попросил бы вас слушать вопросы повнимательнее.
  День прошел хорошо, не смотря на тот случай на биологии. На следующем уроке, психологии, я разузнала все, что связано с моей тетушкой и весь оставшийся день болтала на уроках с Маэлем, как он попросил себя называть. И это было вполне  справедливо, так как он называл меня Эмми.
   День закончился, и я вышла из школы, направляясь к стоянке. Меня догнал, угадайте кто?.. Меня догнал Маэль. Он ослепительно улыбался, и это еще больше подняло мне настроение.
   - Как прошел день? – спросил он, будто весь день со мной сидел кто-то другой.
   - Отлично! Я познакомилась с интересным молодым человеком!
   - Ну, спасибо за комплимент! – тут Маэль улыбнулся, показывая свои ровные белые зубы. «Все-таки он такой милый!..» - снова подумала я.
   - А кто сказал, что это ты? – пошутила я и, заметив, что улыбка уплывает, захохотала. – Шутка! – наверное, вы посчитаете меня странной, но я снова подумала о том, что он лапочка.
   Я восстановила улыбку моего нового друга, и поплыли разные мысли. Не подумайте ничего такого, я просто стала размышлять о том, как у человека может быть настолько доверительная  улыбка. Когда я начинала говорить с ним, мне было не так грустно от смерти родителей и не хотелось плакать. Трехэтажный дом Лилли уже не казался мне зловещей обителью адвокатских книг и доисторических фильмов про любовь. Он успокаивал меня лучше, чем мамин голос в детстве и джакузи, наполненная горячей водой с большим количеством мыльной пены. Пока я думала об этом, я посматривала в глаза Маэля. Они смотрели на меня, и в них было что-то светлое. Я никак не могла определить, но потом я поняла, что это смех. Хотелось спросить, почему он смеется, но вместо слов с моих уст тоже начал слетать смех. Тут я заметила, что мы остановились. 
   Я даже не заметила, что парень проводил меня до машины. Он повернулся ко мне, и,  посмотрев мне прямо в глаза, попрощался. Я проводила его взглядом и никак не могла опомниться от этих глубоких и теплых карих глаз... Но пришло время идти домой, и я с грустью осознала, что вскоре увижу свою тетю. Я села в машину и задумалась, заметит ли Лилли опьянение от парня, а не от алкоголя и можно ли в таком состоянии вести машину…
   Решив, что шоковое состояние прошло, я села в машину и поехала. Лилли дома не было. Я этого ожидала, так как она предупреждала про то, что пойдет оплачивать ренту. Пришло время делать то, что как раз делать не хотелось – уроки. Но я поставила перед собой цель – выучить все уроки, что бы на уроках никто не трогал.
   Я привыкла к Лилли и ее вечным скандалам по поводу моего рёва, но я и подумать не могла, что скандал разгорится из-за его отсутствия. А чего мне, собственно, было плакать? Грустные мысли о пожаре и смерти родителей вытеснили другие, причем позитивные мысли.
   - Почему ты не плачешь? Это разрушает мою репутацию! – воскликнула она, посмотрев на меня при этом так, будто она – президент какой-то компании, а я -  представитель этой же компании, и не сделала чего-то важного.
   - У меня сегодня хорошее настроение, чего бы мне реветь?
   - Ох!! – закатила глаза к потолку Лилли – Я уже всем подругам сказала, что ты каждый день ревешь. Они могут подумать, что я их подло обманываю!!! И еще, я так привыкла к звуку твоего плача, что засыпаю под него. Если ты не начнешь плакать, то мне придется принимать снотворное.
   - Так запишите мой плач на диктофон! Там звучание лучше! – съязвила я и пошла в верхнюю ванную.
   Верхняя ванная находилась на втором этаже в моей комнате. По правде говоря, она находилась в каждой комнате на втором этаже, но только мою ванную называли «верхней».  После скандалов с тетей мыльная пена и горячая вода казались намного приятней и уютней, чем обычно.  И с каких это пор, скажите мне, с каких это пор я начала поддаваться влиянию Лилли???  Не понимаю. Пока я лежала, я начала думать о прошедшем дне, и как он был чудесен. Я вспомнила, как Маэль спросил «Эмми?»…
   - Ой! – я вскочила в ванне так резко, что ударилась об полку головой, поскользнулась и упала в воду с такой силой, что вода расплескалась по полу. – Надо же Джинн позвонить!
   Я быстро вылезла из ванной, вытерлась, оделась и, не вытирая воду, которую разлила, побежала к телефону в моей комнате. Лихорадочно вспоминая телефон лучшей подруги, я сорвала трубку с базы.
   - Лилли!!!!!!! – о, как страшен был мой крик! В детстве мне говорили, что я прирожденная певица, такой громкий был мой голос. Я давно не кричала так громко, и только сейчас узнала, что громкость моего голоса не только сохранилась, но и увеличилась. Обычно моего крика боялись все, и старались не доводить меня до такого состояния, в котором можно так кричать. Но Лилли было хоть бы что. Я спустилась в холл, а она спокойно говорила с подругой. Только завидев меня, она повернула голову и возмущенно на меня посмотрела.
   - Что случилось? Наш дом горит, или начался всемирный потоп? Я тебя выслушаю, после своего разговора, – спокойным, но уже раздраженным голосом сказала моя тетушка. Если бы вы знали, как я была на нее в тот момент зла! – Трудный ребенок она. Я не знаю, Френсис,  как с такой оторвой справлялись родители! Вредный и агрессивный ребенок!
   - Ну, что ж, Лилли, ты сама напросилась. Хочешь видеть во мне « вредного и агрессивного ребенка», пожалуйста! Вот тебе и вредный, и агрессивный. -  пробормотала я себе под нос, а потом, наглым образом подошла к тете, взяла у нее трубку и громким шепотом обратилась к ней.
   - Когда мне надо поговорить с Джинн, все умерли. Я ВАС выслушаю, после своего разговора, – сказала я тете, а потом приложила трубку к уху и обратилась к тетиной собеседнице.  – Френсис? Хотела вам сказать, что разговор не состоялся…
   Я была так горда собой и своим поступком! Вы бы видели мою тетю, когда я сорвала ее вечно «важный» разговор. И почему это у нее всегда могут быть разговоры не на жизнь, а на смерть о шоппинге, а я не могу поговорить с подругой Джинн, когда у меня проблемы, а не у пакетов с вещами? Итак, я завладела телефоном, по крайней мере, на сегодня. Именно на сегодня, а не на несколько часов, так как Лилли была в шоковом состоянии, что бы дальше беззаботно болтать с Френсис. Я уже не лихорадочно набирала номер, я точно знала этот номер телефона и не боялась, что Лилли мне помешает. Я набрала номер и стала ждать. Пошли гудки…
   - Привет, Джинн! – весело воскликнула я, услышав на конце провода знакомый голос.
   - Здравствуйте, вам кого?.. – похоже, Джинн не узнала меня с первого раза. Я же ей уже давно не звонила.
   - Джинн, это я, Эмми! Ты меня не узнаешь?
   - Эмили? Эмили Дэнтли? Эмми! Чего ты так давно не звонила мне? – оживилась моя подруга, и я попыталась представить себе ее лицо, но с разочарованием заметила, что не помню ее лица во всех деталях, как раньше…
   - Джи! У меня появилась мысль, давай встретимся завтра, – сказала я, вспоминая, какой завтра день недели.
   - Вообще-то завтра вторник, - сказала моя подруга -  и, если ты не забыла надо идти в школу! – с усмешкой (она четко прозвучала в голосе) напомнила мне она. Сначала я подумала, что ничего страшного не случится, если я один раз прогуляю школу. Все-таки я это я делала в той школе, и не раз. Не помню, что бы со мной что-то было после моих проделок. Но потом я вспомнила доверчивые и теплые глаза моего нового друга… они смотрели на меня так нежно, доверяли, как я могу им соврать? Конечно, нет!
   - Эмми! Ты там не заснула?.. – раздался из трубки голос Джинн.
   - Нет, конечно, нет! Встретимся завтра, но после школы…- задумчиво ответила я, «просыпаясь» - Скажем, в 16:30.
   - Пойдет! Как раз за час перед ритуалом. – радостно воскликнула Джинн и я сразу вспомнила ее склонность к готике…До сих пор удивляюсь, как такой жизнерадостный человек может быть готом.  Всегда удивлялась, даже тогда, когда она сидела на кладбищенской ограде, вся в черном, посвященная во все свои готические дела.
   - Ну, тогда до встречи? – неуверенно сказала я – вдруг Джинн захочет еще что-то сказать.
   - Да, до встречи, подруга! – положила трубку Джинн, и я последовала ее примеру. Боже, вы себе не представляете, как  тяжело не сбегать на кладбище от Лилли! Вы же не знаете, как тяжело с ней жить! Жить – это еще ничего, но мне же еще надо с ней контактировать! Я еще долго думала о кладбище, о готах, о том, почему не согласилась стать одной из них и о смерти… Я думала о том, как много изменилось из-за карих глаз. Раньше  смерть мне казалась облегчением, избавлением от мук, которые настигли меня после смерти родителей. А теперь я боялась умереть, боялась причинить боль владельцу карих глаз, которые согревали меня, вселяли желание жить. А еще я боялась умереть, не увидев эти теплые и добрые огоньки жизни…Еще никогда я не задумывалась об отношениях, как это ни странно. Все мои подруги, кроме Джинн, не понимали меня. Они не понимали, как можно жить без парня, без тех же отношений, но для меня это было не важно, так как я не собиралась встречаться с парнем только для «понтов» или ради подарков на 8-е марта или 14-е февраля. Теперь же я задумалась, правда ли существует любовь с первого взгляда и о истине, про то, что человек не может жить не любя. Джинн понимала меня всегда, так как только она знала, что в моей жизни нету забвенья лучше, чем забвенье на кладбище с друзьями-готами. И теперь я боялась, что она не поймет. Но это же должно было случиться, когда-нибудь! Сделав вывод, что Джинн меня  все-таки поймет, я с чистой совестью пошла к себе в комнату. Так как я уже лежала в ванной, теперь я просто умылась и лягла в кровать. Казалось, воспоминания и кошмары будут мучать еще долго, но этого не произошло, так как я уснула почти сразу. А потом почти сразу проснулась – было утро.

Глава 2.

Свернутый текст

   Проснувшись я не сразу поняла, что уже утро. Мне казалось, что я проснулась  посреди ночи. Но нет, за окном было светло – сегодня намечался теплый и солнечный денек. Я вскочила с кровати и постаралась припомнить, какой кошмар мне приснился сегодня, но прозвонил будильник и я вспомнила о том, что нужно бежать в школу. Я с невероятной скоростью помчалась в ванную, с невероятной быстротой там умылась и как на крыльях вылетела из нее уже готовая к выходу. Теперь пора завтракать! Напомнил мне скорее мой желудок, чем здравый смысл. И я прислушалась к ним обоим (к желудку и здравому смыслу).
   В отличии от меня, Лилли была мрачной и выглядела устрашающе, но я решила, что меня это не колышет. Я пролетела на кухню с тем же летающим видом.
   - Хай, Лилли! – весело сказала я, готовя себе завтрак. Ммм… Пожалуй, возьму с собой яблоко и сок. Все равно, от голода умереть не придется, кафетерий же будет открыт!
Я почувствовала на себе пронзительный взгляд тети. Положив еду в сумку я обернулась. Взгляд тети ничего доброго не предвещал.
   - Ммм… Тетя Лилл, почему вы на меня так странно смотрите? – сказала я, впервые назвав Лилли именем «Лилл». Но тетя, похоже, не заметила. Зато на вопрос ответила.
   - Сегодня мне снилась Дороти, – я вздрогнула, так как Дороти звали мою маму – Она была не в лучшем настроении. Она угрожала мне!
Я уже была не в состоянии стоять тут, рядом с тетей. Я со всех ног понеслась вон из дома. Бежать, бежать! Скорее бежать отсюда!!! Проносилась мысль в голове. Я села в машину и понеслась в школу.
   На стоянке почти не было места и я припарковалась кое-как. Пока я ехала, спасаясь от ненужных страхов, погода резко изменилась. Утренний холодок исчез, уступая место жаре. Зато свежесть осталась! Все указывало на то, что намечается хороший день. 
   Сегодня первым уроком была не биология, а история нашего города. Я села на свое место и открыла книгу, даже не зная, какая тема. И тут я, своим чутким носом услышала запах знакомого парфюма…
   - Привет! – тихим и мягким голосом сказал обладатель приятного запаха и я вздрогнула от приятной неожиданности. Маэль рассмеялся.
   - Привет, Маэль!.. – смутилась я своей реакции. Маэль, наверное, заметил это и опять засмеялся, но уже тихо и как-то по-доброму.
   - Ну, что? Хорошо спалось? – спосил он, усаживаясь на свое место. Я заглянула ему в глаза. Сегодня они были такими же теплыми и карими. Я вздохнула и вдруг мне вспомнился мой сон. Он вовсе не был кошмаром. Я шла по пляжу. Это было еще тогда, когда я жила с родителями. Ослепительно светило солнце. Меня догнал молодой человек, он стоял спиной к солнцу и единственное, что я могла разглядеть – это его глаза. Они были теплого медово-коричневого цвета. Он улыбался и я смеялась. Похоже, он рассказывал мне что-то. То ли забавную историю, то ли анекдот… Как только мы подошли ближе к воде, я проснулась.
   - Пожалуй, неплохо! – решила я, вспомнив сон. Маэль улыбнулся и я весело прищурила глаза.
   - Ты необычный человек!.. – пряча карие огоньки сказал мой друг. Наверное он, как и вы все, заметил, что я постоянно в них пялюсь.
   - А ты откуда знаешь? – изображая испуг сказала я.  Тут Маэль посерьезнел и обратил свой взгляд на учителя. Я поняла, что начался урок.
   На уроках почти ничего не происходило. Разве что одну мою одноклассницу стошнило, когда на психологии мы разбирали проблемы людей, предосторожности на счет физического контакта.
   - Это наглядный пример психологической проблемы на нашу тему! – сказала миссис Локберри, когда девушка исчезла в дверном проеме прикрывая руками рот.
   Мы с Маэлем зашли в кафетерий. Он мне сказал, что не голоден, но после того, как он взял себе полный поднос еды, я начала в этом сомневаться. Я взяла колу и какое-то пирожное, с клубничкой на «куполе». Мы сели за столик и принялись за еду. Я еще не доела пирожное, как Маэль управился с едой. Я удивленно приподняла брови.
   - Ты же вроде бы не был голоден! – с усмешкой произнесла я. Маэль посмотрел мне в глаза и мне вдруг пришло в голову, что он владеет гипнозом.
   - А я и не голоден, - ослепительно улыбнулся мой друг. Я покачала головой все еще с усмешкой смотря ему в глаза. Искоса посматривая, как он наблюдает за моим процессом поедания пищи, я смутилась. Было ощущение, будто он умственно меня с ложечки кормит. Я допила колу и довольно улыбнулась.
   - Ты как раз вовремя. Сейчас будет звонок, - раздался его голос прямо надо мной. Я повернула голову и заметила, что он галантно протянул мне руку, помогая встать со стула. Джентельмен…Пронеслось в голове, но продолжать эту мысль не хотелось, так как предположить то, что я влюбляюсь мне почему-то не хотелось. Я дала ему руку и мы пошли в класс. Я заметила, что рука у него теплая и шелковистая. Всю дорогу до класса и до наших мест мы шли взявшись за руки. Удивительно, но мой спутник воспринимал это как должное.
   Сегодня Маэль снова проводил меня до машины. Он улыбнулся мне и я растаяла. Парень взял меня за руки и посмотрел в глаза.
   - Скоро день Святого Валентина… - отразилась в теплых глазах  грусть.
   - Он через неделю. Еще есть время! - ободряюще воскликнула я. Маэль посмотрел на меня так, будто я сейчас сделала его невероятно счастливым.
   - А мне казалось времени в обрез, - признался он, будто устыжаясь в чем-то. Я вдруг поддалась секундному порыву потрепать его по голове. Он снова посмотрел на меня, но глаза его были не просто теплыми, они были согревающими своим теплом и нежностью. Я невольно поддалась их ласке и нежно улыбнулась. Тут я почувствовала всем своим нутром, что опаздываю на встречу с Джинн. Снаружи я была так же спокойна, как до этого, но внутри все бурлило и искало выход из неудобной ситуации. Но, похоже, Маэль почувствовал мое беспокойство, он же тоже определял это по глазам.
   - Тебе надо идти, - мягким голосом, с улыбкой напомнил он, не отпуская моих рук.
   - Да… - каким-то странным голосом отозвалась я.
   - Не грусти, - Маэль аккуратно взял меня за подбородок. – Мы же еще увидимся!
Меня это очень ободрило, Маэль знает, как улучшить настроение! Я пошла к машине и когда отъезжала, Маэль долго махал мне рукой на прощанье.
   Только сейчас я поняла, что мы с Джинн не договорились о месте встречи. Идея! Поеду на кладбище… Медленно подъезжая к черной, и весьма красивой ограде, я вглядывалась в зелень зловещего парка. Припарковавшись я закинула сумку через плечо и медленно подошла к воротам. С каких пор я начала бояться кладбищ? Может, потому боюсь, что это незнакомое кладбище? Я даже не заметила, что у меня глаза округлились. Я вцепилась в калитку и дернула ее. Она быстро, хотя и со скрипом, открылась, и чуть не дала мне в лоб. Сегодня я была на каблуках и они стучали, пока я шла к воротам, но я ступила на почву кладбища и не услышала своих шагов. Я прям подпрыгнула на месте от гробовой тишины. Гробовой!..  Послышался напуганный голос внутри меня.
   - Счастливой смерти! – схватили меня за плечи женские нежные ручки в черных ажурных перчатках.
   - Джинн!.. – с облегчением повернулась я к подруге. Как же мы давно не виделись! Это было видно. Она стала еще легче и жизнерадостней, даже черный выглядел на ней как яркий жизнеутверждающий цвет! Если бы у вас была подруга-готка, вы бы привыкли к таким нарядам, как и я, и описывать Джинн не пришлось бы. Но так, как у меня нет гарантий, что все, читающие это произведение люди имеют знакомых представляющих эту субкультуру, я все-таки опишу ее наряд. Она была не намного выше меня, но казалось, что она очень высокая. Волосы у нее были рыжими, при чем не оранжевыми, как морковка, а ближе к красному цвету, цвету крови. Эти кроваво-рыжие волосы обрамлял черный обруч с шелковым бантиком. Волосы были у нее чуть ниже плеч, на лбу была ровная челочка, постриженая, как под линейку. Ниже были глаза, обрамленые длинными пушистыми ресницами. Глаза у нее были какими-то рыжими, как у рыжих котов, у которых глаза цвета шерсти. Пухленькие губки разплылись в довольной улыбке.  На ней была черная футболка полутуника, черные лакированые бусики, черные шелковые штанишки и черные лакированые туфли на высоком каблуке. В ушах у нее были сережки, в комплект к бусам. И, как упоминалось раньше, на руках у нее были черные декоративные перчатки, тонкие, как тюль и все в узорах.
   - Да, это я! Привет, моя дорогая подружка!!! – она крепко обняла меня и мы пошли в глубь кладбища. Оперевшись, как всегда, на надгробных  плитах, мы заболтались так, что я даже забыла о том, что хотела спросить и попросить.
   - Джинн, - неохотно начала я. – Понимаешь, мне нужно убежище.
   - Так давай переночуем здесь! – радостно предложила подруга. Казалось, на нее совершенно не наводит страх совершенно незнакомое кладбище.
   - Понимаешь, мне нужно не переночевать, а пожить где-то, пока моя тетя не поймет, что я человек и меня надо хоть немнооожечко уважать… - я думала, что Джинн не поймет, о чем я говорю, но она поняла и очень даже хорошо. Сначала я даже не поняла, что делает подруга. Она слезла с плиты и потянула меня за руку к машине. – Джи, куда ты меня ведешь?
   - Пойдем, Эмми, я тебе потом расскажу, по дороге, – вдруг она резко остановилась, что я чуть не врезалась в нее. Она повернулась и посмотрела на меня круглыми от удивления глазами. – Или ты боишься??? Неужели ты боишься??? Ты никогда ничего не боялась, а теперь боишься? – Джи вцепилась в мою руку так, будто сейчас висела над пропастью.
   - Пошли, Джи, я ничего не боюсь!
Я села за руль и Джинн покачала головой. Ей казалось, что если она знает дорогу, то ведет тоже она. А я ей сказала, что она будет только дорогу показывать и говорить что к чему. Представляете, она даже не пискнула, хотя раньше она была более вредной. Мы ехали пару минут и я почувствовала, что уже время Джи открывать свою тайну. Похоже, Джи это тоже заметила и поэтому начала рассказывать, посматривая на меня через стекло заднего вида. Она сидела не сзади, а спереди, но что бы видеть мои глаза ей надо было смотреть именно туда.
   - И так, мы едем к Эстер. – это имя мне ничего не сказало, так как и я, и Джинн мало знали о семье Периуер (я так увлеклась своими проблемами, что даже забыла сказать вам фамилию моей подруги).
   - И кто такая Эстер? – как бы ничуть не удивляясь новым именам, спросила я Джи. Она посмотрела на меня своими рыжими глазами и немного прищурилась, опасаясь моей реакции.
   - Моя бабушка… - уже отвела глаза моя подруга.
   - Чтооо??? – наверное, Джинн уже заметила, как мои глаза, превращаясь в теннисные мячи, лезут на лоб.
   - Да! Это удивительно, что после стольких лет моей жизни, бабушка явилась к пятнадцатилетию, но это действительно моя ба… - неуспела она договорить, как я перебила ее и испугала своим истерическим воплем.
   - Джииинн!!!!!!!! Я ведь не в гости едуууу!!!!!!!!! Я из дооома сбе-га-ю!!!!! – последнее слово я разбила по частям, думая, что так лучше дойдет. Выкричавшись, я виновато покосилась на подругу. Она сидела, прижавшись к окну, но надутая, как воздушный шар. Когда она заметила мой пронзительно-виноватый взгляд она улыбнулась и села нормально, а потом указала пальцем на дорогу.
   - За дорогой следи, а то еще угробишь меня!.. – я испугалась, вспомнив тот факт, что за рулем сижу. Я резко повернула руль вправо, так как осталось проехать метр – и мы бы оказались в лесу, а моя машина врезалась бы в дерево. – Эстер – резвая старушка, бодрая и понимающая! Она ведет себя так, будто ее молодые годы еще не прошли. Если ты приедешь и скажешь, что сбежала из дому, то она только рада будет! Поверь, она не похожа на моих ворчащих родителей, которые так и норовят поучить на каждом шагу, и уж тем более не на твою тетку! – тут девушка скорчила такую гримасу, что я чуть в столб не въехала от смеха. Но тут меня остановила Джи. – Приехали!

Глава 3.

Свернутый текст

Мы вышли из машины и перед нашим взором повстал бежевый двухэтажный домик. Он был подсвечен желтыми лампочками, от чего казался еще уютней. Уже садилось солнце и я поблагодарила небеса за то, что в Лос-Анджелесе (где я и живу) круглый год тепло, так как курточку я не взяла с самого утра, убегая от тети Лилли. Джинн снова незаметно подкралась сзади и я подскочила, когда она тихо и незаметно взяла меня за руку. Мы пошли к дому и Джи бесцеремонно открыла дверь, даже не постучав. Я удивилась, так как Джинн всегда была очень вежливой девочкой.
   - Эстер плохо слышит, она дала мне ключ, на всякий случай. Если бы мы стучали, то пришлось бы заночевать под дверью, – отвечая на мой немой вопрос, Джинн провела меня в просторную светлую комнату. Посреди комнаты стоял стол, вокруг него – кресла и диван. Справа у стенки стоял телевизор, а когда мы прошли в глубь комнаты, оказалось, что у другой стенки, перпендикулярно  телевизору, стоял комод и висело зеркало. Я подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Какого же мерзкого цвета мои глаза! Были бы они теплого цвета…
   - Здравствуй, моя дорогая Джинни! – воскликнула Эстер с легкостью подбегая к моей подруге и заключая ее в объятия. В отличии от других, Эстер называла Джинн не «Джинн», а «Джинни», что делало ее похожей на героиню «Поттерианы» Дж. К. Роулинг, Джинни Уизли.
   - Здравствуй, бабушка! – не менее радостно воскликнула девушка ныряя в объятия Эстер.
   Титул «Бабушка» почти не подходил Эстер. Она была не очень высокого роста, с седыми волосами и морщинистым лицом. Но категория бабушки ей не подходила. Она передвигалась так легко, что ей могла позавидовать даже тетя Лилли! Одевалась Эстер в легкую одежду, что позволяла ей быть свежей до конца дня. Тяжелая одежда не тянула ее вниз, что она срогбливалась, так как она ее не носила. Выглядела она как бабушка, но подавала себя, как молодую женщину и благодаря своей доброте и пониманию была любимицей подростков. Обняв Джинн как следует, Эстер посмотрела на меня и ослепительно улыбнулась.
- Какие люди! Здравствуй, дитя мое! Джинн  много о тебе рассказывала! – сказала она и я заметила, какой у нее мягкий и добрый голос.
- Да? Правда? – мои глаза метнулись к Джинн, но она только пожала плечами. – А она утверждает, что не говорила ничего…
- Она не знает, что рассказывала. Мне рассказала ее мама. А еще она говорила во сне, что переживает за тебя, так как ты долго не звонишь. Ну, давайте пить чай? – тема разговора поменялась так быстро, что я даже не сообразила что к чему.
- Давайте, я как раз проголодалась! – воскликнула я, так как действительно проголодалась. Тут Эстер хитро прищурила глаза.
- Да, а за чаепитием ты мне расскажешь, - да, она обращалась именно ко мне! – почему решила сбежать из дому.
- Это вам Джинн тоже во сне поведала? – с иронией покосилась я на подругу, хотя знала, что об этом она узнала только сегодня.
- Да, нет. Об этом мне рассказали твои прекрасные глаза! – ну, вот. И я о чем! Противный зеленый цвет…Хоть он и считается красивым. Хоть и говорят, когда ребенок рождается с зелеными глазами (а не с голубыми), что он будет счастливый, все равно согревающе карие глаза моего друга мне нравятся больше. – Ну, что, мои милые? Пить чай!
Пить чай мы пошли в другую комнату, она соединялась с гостиной и была столовой. Чай был очень вкусным, так как пах корицей и имел сладковатый привкус, причем совершенно не похожий на сахар. Эстер приготовила пирожки, которые были с очень вкусной персиковой начинкой. Джинн, похоже, тоже уминала пирожки в немыслимом количестве. А когда наелась, то откинулась на спинку стула, показывая, что наелась. Потом Эстер показала нам жестом, что мы можем идти, а она сама все уберет. Как-то нехорошо получается, подумала я, Жить здесь собираюсь, а помочь тому, кто пригрел, запрещают… Но ничего не смогла сделать, нежные ручки в черных ажурных перчатках беспощадно тащили меня наверх. Потом я вдруг почувствовала, что свободна, но не до конца – Джи держала мена за руку и тянула по коридору. Мы остановились у одной двери, напротив был комодик с зеркалом. На комодике стояли цветы. Джи заметила, что я на них смотрю и «успокоила»:
   - Ты не удивляйся, тут напротив каждой двери такие стоят. Бабушка любит выходя из комнаты полюбоваться своим отражением, – мы пошли дальше. Тут была лестница наверх. Я удивилась, так как домик был двух, а не трехэтажным.
   - Это дверь на чердак. Там почти всегда закрыто, но если тебе уж очень любопытно, можешь выпросить у бабушки ключи и посмотреть, что там находится. – Джинн протащила меня дальше. – На этаже три спальни и одна ванная комната. Еще одна ванная есть на первом этаже. Советую мыться в ванной на втором, так как на первом этаже почти никогда не бывает или холодной или горячей воды, – девушка притащила меня в развилку. Тут было три двери и лестница вниз. Джинн показала пальцем на одну из дверей. – Это спальня Эстер, а это – ее палец пополз через дверь – теперь будет твоя.
   - А кто живет в спальне между мной и Эстер? – полюбопытствовала я, но подруга только пожала плечами.
   - Не знаю. Бабушка говорит, что там кто-то живет, но кто?.. – мне показалось, что Джинн на минуту сама заинтересовалась этим вопросом, но так как она с азартом потащила меня дальше, я отбросила эту мысль куда подальше. После выяснения вопросов типа «где я буду жить?» и «чем я буду мыться»,  Джинн перешла к вопросу «В чем же я буду ходить?»
   - Проходи! – пригласила она меня в мою новую спальню. По середине комнаты была большая двухспальная кровать. Потом стоял большой шкаф, опять таки комодик с зеркалом (слава Богу, не напротив кровати!), кладовая, которой уже лет десять как не пользовались, а если и пользовались, то как вход в соседнюю комнату, так как там была дверь в ту же кладовую. Возле стены напротив шкафа была как мини-терраса, где стоял круглый кофейный столик и два креслица из бамбука. Так как содержанием большого шкафа была одежда (по виду ясно!), в комнате был еще один шкафчик. Именно шкафчик, а не шкаф. Там хранилось постельное белье.
   - И так, здесь, – она положила руку на комодик - в шкафчиках можно хранить личные дневники и нижнее белье. В том шкафчике – она показала как раз туда, куда я говорила!  – Хранится постельное белье, хотя врядли оно тебе понадобится, на постели оно чистое, неиспользованное.
   Теперь дело дошло до большого шкафа.
   – Так как ты не брала свой гардероб с собой, здесь вещи, которые ты будешь носить. – сказала Джинн и тут же меня успокоила. – Не бойся, тут мои вещи. Нет же ничего страшного, если ты несколько дней будешь носить только красное и черное? – тут моя подруга улыбнулась такой милой улыбкой, которой я 12 лет подряд не могла отказать.
   - Нет, нет ничего страшного! – сказала я и дороги обратно уже не было. Я тут осталась если не на век, то на 50 лет точно. А почему я об этом так уверенно говорю, так это потому, что если я не знаю Эстер, то знаю Джинн и то, что я сейчас согласилась было контрактом на проживание здесь вечно.
   Два дня подряд я утром срывалась с постели и неслась в школу, так как до дня Святого Валентина оставалось слишком мало времени, а помощники были нужны. Поэтому я не полностью отдавалась теплым огонькам жизни, а посвящала себя на поиски подруг-помощниц. Я так была захвачена этим, что почти не давала Маэлю говорить. Ему приходилось поддакивать и, похоже, это его не сильно удручало. Я тараторила про тех учениц, которых уже без их соглашения в помощники записала. Теперь я узнала, что у нас в классе есть девочка Бейзи, но она очень вредная и я с ней не подружилась. Мне понравились близняшки Ридс – Лиззи и Хана. Я подружилась с Жанной де Эрон, которую все в классе, намекая на французские корни, называли Жанной д’Арк.
   - Я узнала, что Бейзи, не смотря на скверный характер и поганые манеры, считалась красавицей класса и завоевательницей мальчишеских сердец! – увлеченно сказала я, когда мы сидели в кафетерии.
   - Ммм… - со слабым энтузиазмом поддержал разговор Маэль, но я не заметила, я даже не замечала, что ем самое нелюбимое в мире блюдо – картофельное пюре!
   - А еще, я слышала, как девчонки сказали, что Бейзи недовольна тем, что ты общаешься только со мной! Наверное, все дело в том, что она – завоевательница сердец, а ты и глазом на нее не смотришь! – самодовольно, но заливаясь густым румянцем, заявила я.
   - Да?! – энтузиазма в голосе моего друга вдруг стало на двести процентов больше.
   - Да, представь себе! Так что не удивляйся, если накануне 14-го февраля она начнет к тебе подкатывать… - сделала я еще одно заявление. Маэль как бы сердито посмотрел на меня и расхохотался, я тоже захохотала. И всю оставшуюся переменку мы с ним хохотали. 
   Мы зашли в класс экономики, где у нас обычно проходили уроки французского, и услышали «офигительную», как говорили девчонки в классе, новость. Мистер Девиль, учитель французского, заболел и не мог провести урок. Весь класс вел себя смирно, хотя у каждого в душе плясали хороводы, только Жанне было грусно. Жаклен Девиль был франзцузом и любимым учителем Жанны. Я пошла к своей третьей парте в ряду возле окна, а Маэля задержали какие-то неприятности. И имя этим неприятностям было Бейзи. Она, коварно улыбаясь (как истинная завоевательница сердец), подошла к Маэлю и невинно захлопала ресницами. Маэль обреченно посмотрел мне вслед, а я обернулась и посмотрела на него так, что он прочитал у меня на лбу «Ну, и что я говорила?» Парень решил покончить с этой ситуацией побыстрее, но, похоже его собеседница надеялась на противное.
   - П-привет! Тебе что-то нужно? А то я пройти не могу… - начал разговор Маэль, так как красавица класса молчала, и, хлопая ресницами, не давала пройти.
   - Так давай я проведу тебя до твоей парты! – сладким, аж приторным голосом сказала Бейз. Маэль посмотрел на расстояние от дверей и до парты. Не больше четырех метров, можно и пройти, судя по взгляду, подумал он. Они приблизились ко мне и Бейзи, будто не замечая меня, продолжила разговор. Теперь все было слышно гораздо лучше, так как они стояли прямо надо мной.
   - Ты знаешь, у меня в последнее время какая-то странная боязнь… - начала девушка и я скривилась от ужасной фальши в ее голосе. – Я боюсь идти домой одна! Такое ощущение, будто за мной кто-то идет! – ее голос перешел на шепот и я признала, что она неплохо играет! – Можешь меня сегодня до дому провести?..
   - Извини, Бейзи, но я сегодня страшно занят! Мне сразу после школы надо идти в больницу, к матери, что бы узнать, как она, – жалостливо произнес Михаэль, и тут я растерялась. Я не знала ничего про семью Маэля, даже не знала живы ли его родители. И эти слова мне показались правдой, так как я не знала, может ли это вообще быть правдой. Теперь я задумалась, что бы сказал Маэль Бейзи, если бы у него не было на сегодня дел. – Ладно, я пройду, если ты, конечно, позволишь…
   - Конечно! – таким же сладким, но ядовитым голосом сказала девушка и отступила. Я повернула голову и увидела что на лице у нее очень обиженная мина. Как только Маэль сел за парту, он стал другим человеком, а жалостливого тона как не бывало.
   - Ну, что, провести тебя сегодня до машины? – весело спросил он, не обращая внимания на Бейзи, которая все еще стояла тут.
   - У тебя же дела… - как-то вяло ответила я, и Маэль понял в чем дело. Он взял меня за шею и резко придвинул к себе так, что мое ухо было на уровне его губ.
   - Моей маме 38, она совершенно здорова и живет в Англии, в Европе! – прошептал он мне, что никто не услышал, кроме меня. Закончив шептать он отпустил меня. Я погладила свою шею, чувстуя как она горит после прикосновения Маэля. Заметив, что парень пристально на меня смотрит, я засмущалась и сильно покраснела.
   Следующий день прошел так же как и последние два – в бегах. Так, как День всех Влюбленных был на носу, а если точнее – завтра. Я прибыла первой, хотя, Маэль пришел почти в то же самое время, что и я. Жанна д’Арк пришла через несколько минут, а потом, на ярком желтеньком «жуке» приехали Лиззи и Хана Ридс. Нас пятерых сегодня отстранили от уроков, что бы мы как следует, подготовились. Я была этому безумно рада, так как помещение украсить легче, чем открытое пространство, а вечеринка должна была проходить под открытым небом. Очень повезло, что сцена на танцевальной площадке уже была, а то из парней у нас был один Михаэль, а одному ему тяжело было бы справляться с работой для пятерых взрослых мужчин. А так как сцена уже была, мы просто украсили ее гирляндами из сердечек, повесили ткань на заднюю стенку сцены с надписью «С Днем Святого Валентина!» и организовали все, что нужно было для конкурсов влюбленных. Как только Маэль пронес передо мной большой ящик для любовных посланий, я вздохнула спокойно. День был прожит не зря – мы подготовились к 14-му февраля! Маэль поставил ящик на стол и повернулся ко мне. Он улыбался, но в карих глазах была грусть… Мы оба понимали, что день Святого Валентина будет нашим прощальным днем. Но он же еще не начался, подумала я и ободряюще улыбнулась, Маэль ответил мне улыбкой и, о Боже! Он засмотрелся и не увидел, что поворачивает ящик так, что он может упасть. Я подбежала к нему и схватила ящик, так как он чуть не придавил парню ногу. Я поставила ящик на место и повернулась к другу.
   - Хе-хе… Спасибо, Эмми! – почесал он у себя за затылком, смущаясь и краснея. А мне было так приятно, что он назвал меня Эмми…
   Сегодня он проводил меня до машины и мы стояли дольше чем обычно. Мы не говорили. Мы просто смотрели друг на друга и невесело смеялись.  Было понятно, что и он и я хотим побыть друг с другом как можно дольше и не терять ни секунды прожитых вместе последних часов… Кончался день. Я и не заметила как закончились все уроки и все школьники ушли домой. Маэль взял меня за руки и посмотрел в глаза. А я всматривалась в них, что бы не забыть ни одного желтого лучика, который отходил от зрачка, что бы не забыть этот, один на мир, теплый, как солнышко, оттенок коричневого цвета…

Глава 4.

Свернутый текст

   Я снова проснулась, думая о том, как чудесно жить на свете, как чудесно, что светит солнце, как чудесно, что сегодня пятница… Веселые светлые мысли, вдруг превратились в мрачные. И мне так нравилась черная шелковая кофта, черная юбка, с ажурной красной тканью поверх черной… Ведь это Валентинов День! День который я и так не любила, а теперь его терпеть не могла! Сегодня Валентинов день не только приносит мне уныние, когда я наблюдаю за сладкими влюбленными парочками, он еще и забирает у меня любимого человека!
   О Боже! Это же не в первый раз… Только сейчас, когда я подумала, что судьба подарила мне две недели на общение с парнем и именно в Валентинов день забирает его. Только когда я подумала, что Валентинов день забирает у меня дорогого мне человека, я вспомнила, что именно в этот черный, как вещи Джинн, день судьба забрала еще двое дорогих мне людей. Это было год назад… Сегодня годовщина смерти моих родителей!
   Я приехала в школу, заплаканная, и не желала смотреть на себя в зеркало. Я не брала с собой косметику, зато вырядилась как на похороны. Сегодня для меня и правда был траурный день, но зачем же людям настроение портить? Я с опаской посмотрела в зеркало и чуть не захлопала в ладоши от радости, хоть радоваться было нечему.
   - Водостойкая косметика! Джинн – прелесть! – у меня немножечко повысилось настроение, но, как это ни странно, Маэль его испортил. Он поджидал прямо за машиной.
   - С днем Святого Валентина! – воскликнул он и протянул мне букет цветов. В букете было пять красных роз, но одна так спряталась, или это у меня на уме одни похороны были, что мне показалось, что роз четыре. Я снова зарыдала, положив голову на плечо Маэлю. Он не растерялся, а обнял меня и погладил по голове. – Ну, что случилось? Что-то не так? Розы не понравились?
   Я начала что-то мямлить, но ничего связного и понятного не получилось. Кое-как успокоившись, я вытерла слезы и объяснила ему ситуацию, дрожащим голосом, который иногда срывался на плач.
   - Ровно го-од назад… - голос дрогнул, когда я вспомнила, как Джинн подорвалась с надгробной плиты и повела носом. Кладбище было совсем недалеко от дома и мать меня отпустила. Джинн знала, что я не люблю дни влюбленных и всякое такое, поэтому она взяла меня на прогулку с Дереком и Филом. Дерек и Фил были родными братьями и тоже были готами, как Джинн. Иногда, когда Фил был занят своими мыслями, Дерек подходил ко мне и заговорщитски шептал на ухо:
   - А Фил на тебя запал… - и самодовольно улыбался. В тот день мы сидели и играли в ассоциации. Конечно, это были не те ассоциации, что у обычных людей. Скажешь роза – отвечают гроб, скажешь покой – отвечают смерть… Джинн играла невнимательно и первая заметила неладное.
   - Что случилось, Джинн? Ты слышишь запах смерти? – шутя спросил Фил, но Джи не улыбнулась, она пристально вглядывалась в то место, где находился мой дом. Услышав вопрос Фила она повернула к нему свое лицо. У нее были большие испуганные круглые глаза.
   - Да… - зашептала она – Я слышу запах смерти! Дом Эмили горит!!!!! – тут она заорала так, что я чуть не упала со своей плиты. Мы побежали к дому, но ни криков о помощи, ни признаков жизни не увидели. Дом сгорел дотла и единственные вещи, что сохранились, так это те, что были на мне. Лилли быстро накупила мне два шкафа вещей, и при этом недовольно ворчала, что тряпки – это не признак богатства, – я рассказала ему все и вздохнула, что было моей непростительной ошибкой. Вздох снова превратился в истерику, маэль уткнул мой нос в свое плечо и стал успокаивающе поглаживать по голове.
   - Чшшш, тихо… Все уже давно прошло, все хорошо, все в порядке, я с тобой, – что удивительно, так это то, что эти банальные слова «Я с тобой, все хорошо» успокаивали меня. Маэль знал, как надо меня успокаивать. И за это я его любила еще больше.
    Как прошел день, вам знать необязательно, так как он прошел скучно, как и все другие дни. А вот вечер был незабываем… Прощальный вечер с Маэлем… Если не обращать внимание на то, что Бейзи все время крутилась где-то рядом. Пока были конкурсы, мы с Маэлем просто сидели и болтали. Несли всякий бред, что угодно, говорили о погоде, о том, как кальмары готовят суши на дне моря… И цель этих бредовых разговоров была одна – запомнить его голос навсегда. Наконец, дурацкие конкурсы закончились и пошел последний, медленный танец. Мы весь танец протанцевали молча, Маэль обнял меня за талию и весь танец смотрел мне в глаза, а я – в его. Бейзи все еще надеялась заполучить хоть чуточку его внимания, но его взгляд был прикован ко мне, как и мой к нему. Когда танец закончился, в его глазах появилась невыносимая тоска, будто меня должны были убить, а не просто мы расставались, не зная наверняка, встретимся когда ни будь, или нет. Я так хотела остановить этот вечер, что бы он не заканчивался никогда, что бы Маэль навеки остался со мной. За эти две недели я и глазом моргнуть не успела, как в первый раз и на всю жизнь влюбилась. Маэль, как всегда, проводил меня до машины, и снова с тоской поднял на меня свои карие глаза. Я заметила, что и во время тоски их лучики согревают.
   - Наверное, мы уже больше не увидимся… - сказал он.
   - И это самое страшное, – согласилась с ним я. Тут Маэль сделал кое-что такое, что я буду помнить всю жизнь. Он схватил меня за талию, притянул к себе и прильнул к моим губам. Этот поцелуй был не просто первым в моей жизни, он был прощальным и я очень хорошо поняла, почему первый поцелуй не забывают.   

Отредактировано Rita Mailons (05.01.11 16:24:39)

+1

5

Супербл..молодчина!
http://i024.radikal.ru/0803/89/3119b8e1ba16.gif

0

6

Maggie Casidy
ой, спасибо*потерла ручки*значит, продку можно выкладывать)))

0

7

Глава 5(предупреждаю, длинная...

Свернутый текст

  После самого длинного и самого грустного дня в моей жизни, начались самые длинные выходные в моей жизни. Я проснулась и первой мыслью в моей голове было – Приближается еще одна дата, которая станет самой грустной в моей жизни, если со мной не будет любимого человека. И так оно и было. После 14-го февраля, я не видела ни одного праздника, кроме 17-го марта – моего дня рождения. До этой пятницы, я любила дни рожденья, но сейчас они мне стали ненависны, и все из-за того, что рядом нет Маэля. Я оделась и осмотрелась в доме. Кажется, Эстер еще спала. Сегодня я хотела узнать, кто живет в соседней комнате. Но мне почему-то хотелось пролезть в комнату, когда этого человека не будет в ней. Когда я вышла в коридор, я услышала шаги и грустную песню, которую напевал приятный молодой сопрано. Я улыбнулась, но спохватилась, тот человек выходил из комнаты и я беззвучно спряталась в своей. Я поняла, что он направляется в ванную. Как красиво поет… Интересно, почему я раньше не слышала этого пения? Пел бы он так каждый день! Подумалось мне, но я поняла, что надо воспользоваться моментом и кладовкой.
   Оказавшись в комнате, я, прежде всего заметила полный порядок. Только постель была помята, будто всю ночь мой сосед ворочался и не мог уснуть. Чувствую себя Шерлоком Холмсом! В комнате было много полок с фотографиями в рамках. На фотографиях была семья – молодая женщина, молодой мужчина и грудной ребенок. Еще там была Молодая Эстер с маленькой девочкой. Разница в возрасте была как минимум лет 30, но при этом Эстер и та девочка держались, как сестры. Потом была опять молодая Эстер, но уже с маленьким мальчиком. Что-то подсказало мне, что это тот самый мальчик с первой фотографии. Еще среди фотографий были просто лондонские пейзажи, и я улыбнулась. «- Моей маме 38, она совершенно здорова и живет в Англии, в Европе!..» сказал Маэль, когда я расстроилась из-за его выдуманных дел. На стуле рядом со столом лежала гитара. Надо же, в этих комнатах потрясающая слышимость! Ничего не слышно…Я так увлеклась, что испуганно вскрикнула и подпрыгнула, когда открылась дверь и в нее вошел жилец этой комнаты.
   - Что вы тут делаете? – очень деловым тоном сказал молодой человек, я повернула голову и еще раз вскрикнула, только от неожиданности. В дверях, с мокрыми волосами и до пояса голый стоял… Маэль!!!
   - Что ты тут делаешь??? – одновременно спросили мы друг друга, повисла небольшая пауза, мы стояли, замерев, и вылупившись друг на друга, как два идиота. А потом вдруг что-то поменялось и мы вместе в унисон рассмеялись.
   По просьбе Маэля, я отвернулась и он оделся, а потом мы стали говорить, так как накопилось много общих тем. Прежде всего мне хотелось узнать, почему Маэль живет в доме бабушки Джинн и почему она об этом не знает. Вы бы тоже были удивлены, если бы застали своего друга в доме у бабушки лучшей подруги.
   - Скажи мне, почему ты живешь у Эстер? – вопрос вылетел прежде, чем я решила его не говорить.
   - Ха-ха! – почему-то засмеялся Маэль. – Ты ревнуешь меня к ее внучке? Никогда бы не подумал.
   - Джинн моя лучшая подруга и она не знает, что ты здесь живешь. – мрачно проговорила я.
   - Ну-ну, не обижайся! Я тебе сейчас все расскажу! – сказал Маэль, дотронувшись своими теплыми пальцами до моей щеки, вместо мрачного выражения, на лице у меня появилась нежная улыбка. – Я приехал сюда из Лондона, что бы учиться. Что я теперь тут и делаю.
   - А кем тебе является Эстер? – любопытно спросила я.
   - Я ее племянник. Моя мать – ее сестра. Их мама, моя бабушка, родила мою маму через 30 лет после рождения Эстер. К тому времени Эстер уже переехала в Америку и нашла семью. У нее был ребенок – девочка, мать твоей лучшей подруги. Сейчас моя мать на семь лет младше мамы Джинн. Когде Эстер узнала о рождении сестры, о которой долго мечтала, она бросила дела и приехала со своей семьей погостить. Потом она еще не раз приезжала, да и мама тоже приезжала сюда. Когда моей матери было восемь, мы сделали эту фотографию. – Маэль указал на ту фотографию, где молодая Эстер обнимала свою восьмилетнюю сестру. – Этой фотографии уже тридцать лет! – воскликнул он. – Кстати, мою маму зовут Женнет. Дело в том, что бабушка имела интересное пристрастие – ей нравились иностранные имена. Поэтому у одной ее дочери еврейское имя Эстер, а у второй дочери – французское имя Женнет. И, как я иногда шутил, благодаря этому же пристрастию, у дедушки тоже весьма необычное для нас имя – Герш. Так, у меня есть мама Женнет Гершевна (если переделать на русский манер) и тетя – Эстер Гершевна! – мы рассмеялись, так как в нашей стране отчество было странным явлением. Да и звучали наши имена с отчеством не очень, например Эмили Джонсовна, или Дерек Николяевич! Смех, да и только. – Когда моей матери было 20-23, бабушка умерла, а через год и дедушка тоже.
   - Грустная история… - погрустнела я, но Маэль улыбнулся, в карих глазах было только веселье и тепло, ведь разлука навек оказалась не дольше одной ночи…Вдруг я вспомнила еще одну деталь, которая выяснилась только сегодня.
   - Эмм… Маэль, почему ты никогда не рассказывал, что играешь на гитаре и так красиво поешь? – улыбнулась я милой улыбкой, намекая на то, что хочу услышать песню.
   - Я просто… Мне хотелось, что бы ты этого не знала… Это… Ну, потому, что… - опустил парень голову, неразборчиво мямля что-то себе под нос. Я пальчиком нежно взяла его подбородок и подняла ему голову, что бы заглянуть в глаза.
   - Маэль, - улыбнулась я как-то хитро – Ты что, стеснялся?..
   - Нет! С чего ты взяла??? – сказал Маэль, но голову из моих рук не освободил. Я проводила пальцами по шелковистым волосам, играла с его волосами, а он закрыл глаза и млел. Тут я отпустила его и он недовольно на меня посмотрел, типа, чего перестала по голове гладить???
   - Ты сначала спой и сыграй на гитаре, а потом будешь млеть. – к моему удивлению, парень послушался. Он взял гитару и начал играть какую-то мелодию, которой я прежде не слышала. Потом он запел и я слушала открыв рот. Я уже слышала, как он поет, но не знала, что он поет ТАК красиво. Понемногу запоминая мелодию и припев, я начала подпевать Маэлю, но не так, как пел он, а так, что бы мелодия была другой и сливалась с его красивым разногласием. Проще сказать, что мы пели в два голоса. Я никогда не слышала эту песню, но она была такой красивой, тонкой и прекрасной, что когда мы допели ее, мне казалось, что знаю эту мелодию сто лет. Когда закончилась песня, он мой друг отложил гитару и протянул ко мне руки. Он сидел на своей кровати и хотел, что бы я села возле него.
   - Теперь твоя очередь, – мягким, как бархат и сладким как карамель сказал Маэль.
   - Что моя очередь? – не поняла я.
   - Твоя очередь объяснять, как ты оказалась у бабушки своей подруги, – сладостно улыбнулся он. И я поняла, что от него не отделаться.
   - Ладно. Я сбежала из дома, – сказала я так, будто совершила героический поступок, убежав из дома. Но Маэль только рассмеялся, тихо и мягко. От его смеха невозможно было не улыбнуться. Ну, что можешь поделать, когда парень знает, как тебя развеселить? Я тоже засмеялась. Но наш беззаботный смех прервало наше общее чувство голода. Самое интересное, что мы подорвались с места одновременно и одновременно посмотрели друг на друга.
   - Хочется есть! – сказали мы хором и засмеялись снова. Я посмотрела на часы. Удивительно, мы с Маэлем сидели тут целых два часа, а я и не заметила, как пробежало время. Интересно, что подумала Эстер, когда мы пели?
   Мы с Маэлем спустились в столовую и сели за стол. Маэль держал меня за руку так, будто я сейчас возьму и убегу от него. А у меня и в мыслях такого не было. Я думала о том, что если отпустить руку Маэля, он возьмет и исчезнет куда-то и я его не найду. Эстер это приняла как должное, так как она с самого начала знала, что мы подружимся. Только не ожидала, что это случится так быстро. Сегодня на завтрак были тосты с джемом и чаем. Я была очень голодна и вмиг опустошила свою тарелку. Маэль же ел более скромно. Когда я съела свой завтрак, я уселась на стуле поудобнее и начала смотреть на друга.
   - Маэль, а какая у тебя фамилия?.. – начала я свой допрос, я давно хотела спросить его о некоторых вещах, но никак не предоставлялось возможности.
   - Я – Вейнс. Михаэль Вейнс. – прожевывая пищу сказал парень.
   - Идем дальше. Когда у тебя день рождения? – хитренько улыбнулась я. Маэль чуть не поперхнулся, он не ожидал такого вопроса.
   - Вообще-то девятого июля, а что? – подозрительно покосился на меня Вейнс.
   - Да так, ничего…
   На этом наш разговор был закончен. Маэль сказал, что у него сегодня есть какие-то дела, Джинн сказала, что сегодня гуляет с Дереком. Как же я забыла, что они влюблены друг в друга? Теперь же мне оставалось только одно – пойти на чердак. Я выпросила у Эстер ключ и пошла наверх.
   Дверь на чердак сначала не поддавалась, но я все-таки ее открыла! На чердаке было темно, значит, не зря я взяла с собой фонарик. Освещая себе дорогу фонариком, я нашла включатель и зажгла свет.
   - Вау… - только и смогла сказать я. Чердак был просторным и не заваленым разным хламом, в нем все было чисто и убрано. Меня заинтересовал сундук, который стоял возле окна. Я подошла к окну и раздвинула шторы, теперь можно было обойтись и без штучного освещения. Я открыла сундук и оказалось, что там лежат книги. Одна из них была довольно большая и тяжелая, будто серьезная книга, а остальные тонкие и легкие, в которых пишут чепуху. Я вытащила ту большую, толстую и к тому же пыльную книгу. На ней  был какой-то знак, или рисунок. Что-то вроде трех дуг, из которых получалась весьма необычная фигура. Оккультная… - подумалось мне, и я засияла. Как раз то, что нужно в этот солнечный, но скучный день. Когда я сидела там, на чердаке, и читала книгу, казалось, что не только этот дом, но и весь Лос-Анджелес спит… Я не привыкла читать, но в этот день меня очень заинтересовало чтение. Книга оказалась, как я и подумала, оккультной. В ней были всякие заклинания, истории про ведьм и демонов, рассказы про иные формы жизни (эльфы, гномы и т.д.) и про другие измерения (как оказалось, всего таких одиннадцать). Я зачиталась и многое узнала о других измерениях и других формах жизни. Наверное, где-то часиков в три, когда свидание Джинн было в полном разгаре, а Маэль был полностью погружен в свои дела, я услышала на первом этаже голоса. Я спустилась с чердака на второй этаж и тихо, незаметно подошла к лестнице. Сверху было видно очень хорошо, так как дверь была где-то справа от лестницы, а те, кто говорил, вошли уже в мое поле зрения. Я-то их могла увидеть сверху, а они меня снизу – нет. Я услышала красивый и мелодичный девчачий голос и голос уже постарше и мужской, но тоже мелодичный. Они говорили скорее о празднике, чем о деле, но голоса были такими, будто праздник у их начальника.
   - Семнадцатого числа, ты же не забудь! Надо что бы все было на высшем уровне! Я сделаю то, что зависит от меня… А ты сделай то, что мы предоставили сделать тебе. – девушка говорила не сердито, как могло бы показаться, а весело и дружелюбно, но очень серьезно.
   - Хорошо. По-моему, мы устроим ей самый лучший день в мире! Она запомнит его надолго… - засмеялся мужской голос.
   - Хах! Обижаешь, друг мой, она запомнит его не надолго, а навсегда! – уверенно произнесла девушка и я набралась смелости посмотреть кто разговаривает и с кем. Сначала я увидела черную одежду, с красным пятном, только потом я поняла, что это не пятно, а волосы. Губы девушки были накрашены черной помадой, но не просто черной, а с блеском. Глаза у девушки были рыжими и хитрыми, руки она держала в карманах. Парень стоял спиной, но эту спину я тоже узнала. Сверху была черная футболка, снизу –бежевые бриджи и кроссовки. Волосы у парня были светлыми и шелковистыми. Поняв, кто стоит там, я тихо вернулась обратно на этаж, но подслушивать не перестала.
   - Ну, что? Договорились? – при этом я представила, как девушка дает руку парню для рукопожатия.
   - Договорились, семнадцатого! – сказал парень и я представила себе, что он пожимает руку девушки. Немного помедлив, я снова пошла к лестнице и спустилась по ней. И правда. Предо мной была картина, которую я недавно нарисовала себе перед глазами, подслушивая разговор. Парень и девушка пожимали друг другу руку. Только завидев меня, девушка повернула голову.
   - Привет, Эмми! – весело сказала она.
   - Привет, Джи! Как дела? Познакомилась уже с Маэлем? – подмигнула я ей весело.
   - Да я и до этого знала, кто там живет. Просто хотела, что бы тебя мучало любопытство и ты сама познакомилась со своим соседом! Если бы я сказала, кто там живет, ты бы меня умоляла познакомить, верно?
   - Да, верно… - решила не вдаваться в подробности, типа «А я и так была с ним знакома…», я.
   - Привет!.. – нежно посмотрел на меня Маэль. Он подошел ко мне и обнял. Потом он повернул мое лицо к себе и поцеловал в губы. Для него это было обычным делом, во всяком случае, он так это преподносил окружающим. Но я не была такой непосредственной, и, когда он меня поцеловал, я сначала смутилась, так как тут же стояла Джинн, а потом не могла опомниться от поцелуя. 
   Сегодня я выяснила одно – чего бы я не ожидала от 17-го марта, это все равно будет не тем, что готовят для меня в этот день друзья.
   Остальная часть дня прошла не интересно, так как Маэль сидел в своей комнате и о чем-то думал, а Джинн попила чай с бабушкой и ушла домой или гулять с Филом и Дереком. Я лягла в кровать, так как уже было поздно. Приближается день моего рождения. Февраль скоро закончится… Я закрыла глаза и в моей голове полилась красивая музыка… Да нет же, это музыка не в моей голове, а из соседней комнаты! Но уже не грустная, а просто лирическая песня. Не отвечая за свои действия, я встала с кровати и пошла через кладовку в соседнюю комнату. Маэль сидел, играл на гитаре и пел песню. Я не знаю какую, но она была очень красивой. Наверное, Михаэль не знал про этот путь в его комнату, потому что когда я вошла, он подскочил от неожиданности. Я скривилась.
   - Почему ты перестал играть? – обиженно спросила я.
   - Потому что ты вошла… - ответил мой друг, хотя я не очень поняла смысл его слов. Я села к нему на кровать, ожидая продолжения песни. Как будто прочитав мои мысли, Маэль сел рядом со мной и зашептал мне на ухо:
   - Нет, я не начну играть, пока ты не ляжешь в кровать и не начнешь засыпать. – он погладил меня по голове и нежно поцеловал в уголок губ. Я послушала его и лягла на кровать, укрывшись пледом. Он начал играть спокойную музыку, которая делалась еще лучше, когда Маэль дополнял ее словами и своим очаровательным голосом. Я твердо решила не засыпать и дослушать песню до конца, но усталость взяла верх и я провалилась в сон.
   Сегодня воскресенье! – так подумала я, просыпаясь. Но когда я окончательно проснулась, мои мысли поменялись. О Боже! Я спала в кровати Маэля! Я медленно повернула голову. Маэль спал на кровати в нескольких сантиметрах от меня, в обнимку с гитарой. Он спал таким тихим невинным и по-детстки сладким сном, что мне сразу же расхотелось его будить. Я просто тихо вышла из комнаты и пошла в ванную. Сегодня я помыла голову и осталась довольна своим видом – мокрые волосы, ярко зеленые глаза, черная майка и белые тонкие штаны. Я взяла полотенце, что бы с волос не капала вода, и пошла в комнату. Когда я пришла, Маэль уже  не спал, а снова играл какую-то мелодию. На этот раз она уже была знакомой, но немного переделанной.
    - Ты сам пишешь музыку? – удивленно спросила я. Когда Маэль заметил, что я вошла, он уже не стал откладывать гитару, он играл дальше. На мой вопрос он только кивнул. Я села на стул рядом и стала слушать. Мелодия лилась медленно и красиво. Я закрыла глаза и представила себе то, что ассоциировалось у меня с этой музыкой. Это был шоколад. Он лился так же медленно и красиво, как эта мелодия… Тут я поняла, что с этой музыкой у меня ассоциируется вовсе не шоколад, я просто голодна. Я открыла глаза и положила Маэлю руку на плечо. Он тут же встал, взял меня за руку и потянул на кухню. Я открыла рот, что бы спросить, как он узнал, чего я хочу, но он сразу же запихнул в мой открытый рот что-то соленое. Только через несколько секунд я поняла, что это большой кусок сыра. А как раз сыр я очень любила. Прожевав сыр, я снова открыла рот, что бы задать вопрос, но он так и не вылетел, так как у меня во рту снова оказалось что-то вкусное. Это был блинчик, который был залит горячим чаем, после того как я снова открыла рот. Думая, что уже все, я снова открыла рот, но в нем снова оказалось что-то. Оно было сла-а-адкое… Это была конфета, большая шоколадная конфета. Теперь я уже не открывала рот, просто благодарно смотрела на Маэля. Он понял, что я хочу его о чем-то спросить.
   - Теперь можешь спрашивать! – улыбнулся он мне.
   - У меня такой вопрос… - сделала я логическую паузу. – Что мы сегодня будем делать? – у Михаэля на лице появилось сосредоточенное выражение.
   - Нуу… Целоваться, конечно же! – рассмешил меня парень. Наверное, смех у меня заразительный, так как после меня Маэль тоже расхохотался. Мы так сидели и хохотали, пока у меня не появилась идея.
   - Стоп! У меня идея! – сказала я, отсмеявшись. – Я хочу тебя познакомить со своим кланом. Это, конечно, для меня, не готсткий клан, а для них…- сказав это Маэлю, или самой себе, я пошла звонить «своему клану».
    - Та-а-ак… Привет, Дерек! Бери Фила подмышку и тащи на кладбище, которое ближе к Лилли. Я еще сейчас Джинн позвоню, – сказала я, и, услышав положительный ответ, позвонила Джинн. Она была в восторге от моего плана. Потом я оделась как готка. Черные штанишки, черная туника, черные бусы, черный браслетик (комплект к бусам) на руку и черные туфли на невысоком каблуке. Завидев меня, Маэль показал на меня пальцем и спросил:
   - А что, мне тоже так одеться? – я кивнула и он пошел искать у себя все, что черное. Пока он переодевался, я подвела глаза черным карандашом, и подкрасила ресницы черной тушью. Он спустился, когда я была уже готова.
   - Как тебе идет черный цвет! – воскликнула я, и сразу же последовал ответный комплимент:
   - Тебе он идет еще больше! – я обняла его и мы, обнявшись, пошли к машине.
   Теперь это кладбище было для меня знакомым и, может быть, даже уютным. Его ограда была очень даже красивой. Когда мы подъехали, нас уже ждали с распростертыми объятьями! То есть, ждали меня, Маэля они-то еще не знали. Мы вышли из машины и я кинулась на встречу своим давним друзьям, которых не видела уже почти месяц.
   - О, Дерек! Привет!! – сказала я, и парень обнял меня, и Маэль надел на себя сердитое выражение лица. И понятно почему. Этот парень, Дерек, уже был выше меня на голову, накачаный, с черными, как уголь волосами и черными глазами. Ему, наверное, суждено было стать готом - даже цвет глаз подходит к одежде! А когда он обнял меня, я подумала, что последние минуты своей жизни проведу в дружеских объятиях лучшего друга, такой силы были его руки. Фил тоже был здесь, он подрос и теперь на полголовы был меня выше. Волосы у него были черными, но, в отличии от брата, были длинными, до плеч, но глаза тоже были черными. Он был накачан, но меньше, чем брат, и я уже не опасалась за свою жизнь.
   - Привет, Филлл!!! – тогда я произнесла не меньше трех «л» в этом имени. Фил обнял меня, но не так беспечно, как брат, а осторожно, будто я хрустальная ваза и от любого дуновения ветра могу разбиться. – Привет, Джинн! – я обняла заодно и подругу, что бы она не посчитала себя обделенной. Потом я повернулась к Маэлю и он обнял меня за талию, что бы я ни за что не ушла к Филу или Дереку.
   - Ой, я совсем забыла! Познакомтесь, это мой парень – при слове «парень», братья напряглись, а я посмотрела на Джинн – «Чего это они?» - Его зовут Маэль. Маэль, это Дерек и Филипп – они братья. – Маэль приветливо улыбнулся парням, они ответили тем же. Но по такому приветствию я поняла - есть причина, по которой они не могут подружиться. За объяснениями я подошла к Джинн.
   - Чего это они? Ну, Фил, это еще как-то можно понять, но Дерек! Он же твой парень, действуй! – улыбнулась я подруге.
   - Ты знаешь, они оба по уши влюблены в тебя… - погрустнела подруга. – Дерек давно меня своей девушкой не считает, он в мечтах уже давно гуляет по кладбищу с тобой, – тут Джинн чуть не заплакала, и я решила, что уже настало время для решительных действий.
   - Ничего, Джи, ты попробуй сейчас заплакать, а потом мы пойдем к ним. Дерек тебя успокоит, а если не успокоит, то я ему… - я решила не заканчивать предложение, так как Джинн заплакала еще больше, когда я упомянула о применении физической силы. – Все, пошли…
   Мы пришли к той поляне, где сидели все. Там как раз было меньше надгробных плит. Джинн села и заплакала еще больше. Я знала, что она не играет, просто ей очень обидно, но выглядело это так, как плохая игра. Я села возле Маэля и стала наблюдатьДереком. Его растерянные черные глаза бегали по всем нам, будто сам он был не в состоянии что-то сделать. Я подошла к нему и со всей силы дала ему подзатыльник.
   - Эй! Ты чего??? – возмутился парень, хотя с другой стороны ему было приятно, что я уделила ему внимание.
   - Это твоя девушка? Так иди и успокаивай ее, так как виноват в этом ты! – громким шепотом, что бы не шептать ему на ухо, сказала я. Брови Дерека изогнулись в вопросительной дуге.
   - Почему я? – как будто не понимая спросил он.
   - Не твое дело! Иди и успокаивай, а то… - я замахнулась, угрожая дать еще один болючий подзатыльник. Это подействовало волшебно, парень кинулся к Джинн и обнял ее, стал гладить по голове, успокаивать. Я улыбнулась и посмотрела на Маэля, мол, посмотри, какая у тебя девушка крутая! Он притянул меня к себе, усмехнулся и потрепал по голове. Тут я заметила, что Фила нет. Какая-то неведомая сила заставила меня понять, что в этом виновата я. Раньше его хоть брат поддерживал, а тут брат сидит, успокаивает подругу, я радуюсь победе с Маэлем, а он остался один. Джинн уже начала успокаиваться, Дерек ее поцеловал и она была счастлива. Теперь оставалось только найти Фила на самом большом кладбище в городе. А это, уверяю вас, сделать было не просто. Теперь Джинн и Дерек сидели и млели друг от друга, а Маэль был вне себя от счастья, так как меня никто не забирал у него. Только во мне был комок беспокойства за друга. Я хотела сделать поиски тайными, что бы никто о побеге Фила и не узнал, но не сдержала злости на друзей. Фил убежал, его надо искать, а они тут сидят как ни в чем не бывало!
    - Ребят! Фил пропал! – крикнула я, срываясь на хрип. Джинн и Дерек сидели на месте и будто не слышали меня. Я подошла, стукнула Дерека и затрясла Джинн. – Да очнитесь вы! Фила нет, убежал Фил! Его надо искать! – тут мои друзья наконец-то встрепенулись. Дерек вскочил и с озабоченным видом обвел поляну. Глаза Джинн заметались к Маэлю, потом ко мне, потом к Дереку. Я просто пошла искать по кладбищу, Маэль был где-то рядом. Я не знала точно где, так как уже стало темно. Когда-то, еще до кладбища, здесь был лес, причем очень густой и большой. Даже поговаривали о том, что это лес смерти, и если кто-то дойдет до его конца, тот увидит конец света. А кто дойдет до середины, БУДЕТ НАКАЗАН ПРИЗРАКАМИ ЗА ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ГРАНИЦЫ МЕЖДУ ДВУМЯ МИРАМИ!!! Очень мало людей не верили в это и, наверное, именно поэтому здесь было построено кладбище.
   - ФИИЛЛ!!! – кричали мы, блуждая по ночному лесу. Мне почему-то не было страшно, в отличие от моих друзей.
   -  Эмми! Ты не считаешь, что нам пора домой? – сказала Джинн, стараясь не срываться на истерический смех.
   -  Джи, вообще-то Фил и твой друг тоже! Разве ты не хочешь его найти? – сказала я даже не оборачиваясь.
   - Эмми, просто уже очень темно и страшно… - начала Джинн, а дерек подхватил - …И родители будут волноваться! – тут я разозлилась не на шутку, пропал их друг, а кое-кому даже брат, а они про волнение родителей говорят!
   - Эй! Вы что??? Забыли клятву? Джинн, тебе Фил всего лишь лучший друг, его можно оставить одного на кладбище, да? А ты, Дерек? Тебе же он брат!!! Как вы так можете? Вы боитесь тех легенд, которые напридумывали люди про этот лес, или про это кладбище? Это все вранье, нету здесь никаких при… - договорить я не смогла, так как послышался пронзительный крик и я даже знала, кто обладает этим голосом. Я побежала со всех ног. Джинн и Дерека этот крик, наверное, ошеломил и заставил волноваться за друга и брата. Они побежали за мной. Маэль, хоть и не знал нашей клятвы, все равно побежал за нами. – Фииииллл!!!!!!!!!!
   Здесь уже не было надгробных плит, и даже самодельных крестиков не стояло. Мы выбежали за границы кладбища, туда, где уже была запретная зона. С этого места уже начинались легенды на тему «призраки» и «конец света».
   - Эмми-и-и… Может, дальше не пойдем? – вдруг проснулась трусость у моей подруги.
   - Ты никогда ничего не боялась, Джинн, вот и теперь справишься. А Фила мы обязательно найдем, – я уже ничего не слышала, кроме себя и шла вперед, как зачарованная. Где-то впереди был Фил и я это чувствовала, а уж интуиция меня никогда не подводила. Хоть мои друзья и боялись, они шли за мной, и я даже не знала почему. Начался туман, но он был не внизу, а вверху, так низко, что видно было только стволы деревьев, а крон будто не было никогда.
   - Фил?.. – неуверенно спросила я. Мы пришли на поляну, которая начиналась после горки, на которой мы стояли.  Впереди был какой-то мутный свет, будто луну низко повесили и она начала светить голубоватым светом. Эта «луна» осветила полянку и я увидела туман, деревья, призрачные силуэты людей и лежащего без чувств Фила. Я остановила друзей, так как подходить к нему было пока опасно. Призраки уже расходились, а точнее как зомби летели на этот синевато-голубоватый свет. Они уже не видели никого кроме «луны» и мы спустились к Филу и начали его приводить в себя. Наконец, парень открыл глаза и затряс своими черными волосами.
   - Где я?  Что случилось? – начал спрашивать он.
   - Это мы должны у тебя спросить! – воскликнула Джинн. Дерек помог Филу подняться, тот начал рассказывать последнее, что помнит. – Эмми, пошли! – крикнула подруга, но я уже ничего не слышала, я видела только тот загадочный свет и хотела узнать, что это такое.
   - Эмми! – кричала Джи взволнованно, но я уже не слышала голосов, они слились для меня в какой-то гул. Тут меня остановил незнакомый парень. Он был высокий, красивый и очень бледный. У него были синие глаза и каштановые волосы, выражение на лице было искажено болью, но он был так красив…
   - Не иди туда! Не иди, погубишь себя и весь мир заодно! Прошу тебя, Эмми, остановись! – парень схватил меня за плечи и встряхнул, как тряпку. Где-то далеко я услышала, как Маэль возмущается, а Джинн останавливает его, говорит, опасно, не подходи туда… Все было в дымке, но тут дымка развеялась, я услышала резкий запах леса и прохладный ветерок, увидела все еще странный свет в лесу, еще более странное невидимое движение к нему и, наконец, загадочного бледного парня передо мной. Я посмотрела вниз, и отскочила от него, хотя это у меня не очень получилось, так как парень держал меня довольно сильно.
   - Эй! Ты висишь в воздухе! – закричала я, но парня это нисколько не удивило.
   - Ты поразительно догадлива – я призрак! – съязвил он, но было видно, что он нисколько не хотел меня обидить.
   - Как тебя зовут?  - невинно спросила я.
   - Неважно! – ответил парень, но я заглянула в его глаза и смотрела не моргая, пока он не решил ответить.
   - Ладно, меня зовут Нейтон. Довольна?
   - Нейтон… Какое прикольное имя… - мечтательно ответила я. Только сейчас я заметила, что Нейтон, или Нейт, как я далее и буду его называть, уже не держит меня.
   - А где мои друзья: Маэль, Дерек, Фил и Джинн?.. – так же мечтательно спросила я.
   - За твоей спиной, трясутся от страха передо мной! – засмеялся Нейт звонким смехом. Я развернулась и смело шагнула вперед. Не успела я опомниться, как мое лицо было в листьях, а сама я лежала на земле.
   - Тьфу, фуу! – отплевывалась я. Тут подплыл Нейт, и помог мне подняться, а потом помог дойти до кладбища. У меня неожиданно появился вопрос. – Нейт, а скажи, как у тебя, призрака, получается мне помогать? Ты же вроде можешь через меня пройти…
   - Не могу. Так как я существую в роли призрака уже много столетий… - тут я перебила нового друга.
   - Столетий???
   - Да, столетий, - тот факт, что я его перебила, его совсем не потревожил – на протяжении столетий, призраки все больше и больше приобретают возможности человека. Только человек намного слабее призрака. Иногда бывает даже, что призраки доживают до своего перерождения. Они рождаются снова и живут как ни в чем не бывало, но силы у них намного больше и они обладают магическим даром. Обычно они не помнят своей призрасной жизни и жизни до призрака. Но мне суждено не родиться снова, а до конца освоить все функции человека и в конце концов стать смертным. Но теперь я буду помнить все свои прошлые жизни. Вот так…- только сейчас я заметила, что мы стоим у ограды кладбища. Уже светлело и Нейтон становился все призрачнее и прозрачнее. – Ну, как видите, мне пора…
   Когда Нейт удалился, стало совсем темно, а потом я стала чувствовать, что кто-то зовет меня. И причем очень настойчиво. Меня трясли, били по щекам, звали и прочили очнуться. Я открыла глаза и обнаружила себя на кладбище, возле Маэля, который и бил меня по щекам, и просил очнуться.
   - Где я? Что случилось? – повторила я в точности слова Фила. Мне показалось, что я заснула в тот момент, когда помирила Дерека и Джинн. Тогда начался сон, что Фила нету и так далее… Но нет, я посмотрела на Джинн, Дерека и Фила, и увидела, что они тщательно пытаются выведать у Фила о случившемся. Теперь я вспомнила, что же случилось. Только почему я вдруг упала в обморок после ухода Нейта?
   - Эй, а вы не падали в обморок? – на всякий случай спросила я ребят. Они отрицательно покачали головой.
   - А с чего бы нам падать в обморок? – поинтересовалась Джинн - Когда мы пришли, ты вдруг упала в обморок. А мы тебя пытались разбудить! – улыбнулась она.
   - А Нейт? Как вам Нейтон? – спросила я.
   - Какой Нейтон? – на этот раз интересовался Маэль. – Я никого не видел.
   - Я тоже не видела… Только слышала, как ты по дороге какой-то бред несла, типа «Разве призраки живут в лесу? Почему ты живешь в лесу? Тебя там убили?» А Маэль поглядывал на тебя, что бы понять – к нему ты обращаешься, или нет! – засмеялась Джи.
   - Хмм… Никакого Нейта не видел. Я Фила нес… Правда Фил? – улыбнулся Дерек, а Фил, который все это время молчал, вдруг оживился.
   - Знаешь, Эмили! Я его видел. Он такой бледный-бледный! И не шел, а будто плыл, так плавно. И такой сильный! Нес Эмми от той поляны аж до кладбища и не устал. А Маэль не нес Эмми, он просто шел и злобно на них поглядывал. Я же все время смотрел и слушал его… - тут все переглянулись. Фил посмотрел на всех, покачал головой и подошел ко мне. Я встала. – Если вы нам не верите, мы пошли в лес.
   Если бы я не была там только что, я бы никогда не согласилась бы пойти с Филом. Но теперь я очень хотела доказать друзьям, что они существуют. Только поэтому я пошла в этот лес. Маэль беспомощно смотрел на нас, так как против моей воли пойти не мог. Мы ушли в лес.
|Глава 5

А теперь глава №6(маленькая))

Свернутый текст

Мы уже были в лесу, но я никак не могла найти ту поляну. Мы уже несколько раз разделились и сошлись, но поляну не нашли.
   - Может, ну их, эти поиски? – засомневался Фил, но я мигом отбила у него желание сомневаться.
   - Нет. Я, похоже, уже вижу горку, за которой должна быть поляна… - я не блефовала, я правда видела эту горку. Мы пошли к ней. Там была поляна, за которой по-прежнему горела, как лампочка, голубая луна. Фил взял меня за руку, я ободряюще улыбнулась. Мы шагнули ближе к свету и я почувствовала то холодное прикосновение, которое я чувствовала в первый раз. Передо мной стоял Нейт, но он был немного прозрачнее, чем ночью. Он толкнул меня и Фила назад, подальше от голубой луны, и ушел в ее сторону. Я рванула за ним, но Фил схватил меня за куртку, остановив таким образом.
   - Что? А как мы им докажем?.. – что я хочу доказать, Фил понимал, но он покачал головой.
   - Не иди туда, а то тоже станешь такой… - дал мне туманный ответ мой друг. Но я его поняла прекрасно и побежала прочь от голубого света. Когда мы вернулись к ребятам, Маэль уже не говорил со мной, он просто встал и сделал вид, будто меня нету. Джинн только пожала плечами.
|глава 6

Краткое описание конца февраля...

Свернутый текст

   Когда мы вернулись, Маэль сразу же ушел в свою комнату и не разговаривал со мной еще несколько дней. Я же эти несколько дней была под действием Нейтового гипноза, а потом опомнилась и извинилась перед другом. Эстер, конечно же, очень волновалась, когда мы не пришли  ночевать. Я ей все рассказала и она поняла меня. Еще она добавила, что верит моим рассказам о призраке и сказала, что с ней тоже такое случалось. Она зашла далеко в лес и увидела голубой свет. Это была голубая луна. Она, как под гипнозом, пошла к ней, но ее остановил красивый парень с каштановыми волосами и большими голубыми глазами. Он сказал, что туда нельзя идти. Эстер не пошла и этим спасла свою жизнь, так как за голубой луной она стала бы призраком. Еще я узнала, что Маэль теперь не появляется в нашей школе, так как он был там только на время, для организации дня Святого Валентина.
   В конце февраля мне позвонила Лилли. Она опомнилась от шока и депрессии, а еще заметила мою пропажу. Не знаю, как она нашла меня, но я была рада ее звонку. Она мне сказала, что я могу переезжать к Эстер, но с условием, что буду заходить к ней. Сначала я подумала, что ей будет скучно без меня, но она продолжила свою речь.
   - Просто ко мне будут заходить подруги, Фрэнсис, например. И если они не увидят там тебя, то подумают, что я их обманула! – сказала она мне и я сразу разочаровалась в своей тете.
   Теперь у Джинн не возникало проблем с Дереком. А Фил все еще надеялся на мою взаимность, как жаль, что я не смогу ее ему подарить…
   Учитель по  французскому языку выздоровел и  согласился давать Жанне дополнительные уроки. Жанна была в восторге, хоть она и так прекрасно знала французский язык.
    Звонили родители Маэля, просили его приехать. Я так и не узнала окончательное решение, так как Маэль попросил меня выйти. Я поняла его. Он хотел поговорить с родителями наедине, он же их давно не видел. В это время я пошла поговорить со своими родителями, которые лежали на том самом загадочном кладбище.
    Вот так прошел этот интересный месяц – февраль, и начался еще более интересный месяц март!
|типо глава 7...

И МАРТ.

Свернутый текст

Вот и начался новый месяц. В начале этого года я его себе представляла совсем по-другому. Я представляла его в скучной компании Лилли и ее подружек или в компании готского клана… Но он у меня был совершенно другим. Интересным, разноцветным, цветочным!
   Я, как всегда приехала в школу на своей машине. Я приехала раньше, чем обычно, но на стоянке уже было полно машин. Я пошла в корпус, где должен был быть первый урок. Сегодня со мной сидела Жанна. Она была нарядной и веселой. Как только я зашла в класс, она встала и подбежала ко мне. К ней присоединились сестренки Ридс.
   - С началом весны тебя, Эмили! – сказала она с легким французским акцентом. Раньше я его не замечала, а теперь он вдруг стал слышен.
   - С началом Весны! – поддержали Хана и Лиззи. Я улыбнулась, так как мне было очень приятно.
   - Спасибо, девчонки! И вас с началом весны! – сказала я и, взяв под ручку Жанну, пошла к своей парте. Прямо перед нами сидела Бейзи с ядовитой улыбкой на лице. Видно было, что она сейчас скажет какую-нибудь гадость, только я сяду. Наконец, мы с Жанной уселись на свои места.
   - С началом весны тебя, Эмили! – воскликнула Бейзи так, что я даже удивилась, как она смогла удержаться от колкости, но удивление сразу испарилось. – Жаль, что для тебя это начало стало не таким радостным, как для остальных…
   - Это почему же? – полюбопытствовала я.
   - А потому, что весна пришла и валентинов день закончился. И теперь ты никогда не увидишься с этим удивительно красивым парнем… - с явным удовольствием протянула девушка. Я на это усмехнулась.
   - Эх, Бейзи… Это ты с ним НИКОГДА не встретишься, а я-то его теперь каждый день вижу. Кстати, с началом весны тебя! – улыбнулась я. Тут в класс вошел мистер Девиль и все замолчали. Урок прошел спокойно, а Бейзи выглядела очень обиженно и все время молчала. Потом у нас, как всегда, шел урок экономики в классе французского языка. Этот урок тоже прошел вполне спокойно. Потом психология в кабинете литературы и литература в кабинете философии. Философии у нас не было, но все знали от старшеклассников, что философия проходит в кабинете психологии. Единственный урок, который проходил у нас в своем кабинете – это физкультура. И то только потому, что не нашли урока, который может проводиться в спортзале и кабинета, в котором может проводиться физкультура. Никто не знал, по какому поводу путаница, но когда смотрели кабинеты, в которых не должны были проходить уроки, очень смеялись. Мне было любопытно и я после уроков пошла в административный корпус.
    Сегодня я не узнала это помещение. Строгой рабочей ауры здесь как не бывало. Тут царил хаос. Раньше тут было все чисто, аккуратно и строго. Теперь же все администраторши были одеты как попало, с прическами набекрень. Когда я зашла, одна девушка встала и подошла к мусорнику. Потом она взяла какие-то скомканые бумажки и, засмотревшись куда-то, бросила их мимо мусорника. Моему удивлению не было границ. Потом я подошла к той администраторше, которая мне давала формуляр и находила меня в списке учеников. Теперь я знала, что ее зовут Трейси и мы с ней даже подружились. Хоть ее хвост лежал аккуратно и одета она была красиво, глаза ее витали в облаках, а вечно строчащие пальцы сегодня вяло бегали по клавиатуре. Я присмотрелась к тому, какие буквы она нажимает. Сначала была «л», потом «ю», потом «б», потом снова «л» и в конце «ю». Сзади меня вослышался шорох. Я оглянулась и увидела, как еще одна администраторша подошла к мусорнику. Девушка снова взяла бумажки, но на этот раз выкинула их прямо в мусорник. Когда я заглянула в мусорник, то оказалось, что Долорес (так звали вторую администраторшу) выкинула какой-то контракт. А так как мусорник здесь стоял прямо возле ксерокса, я сразу догадалась, что выбрасывать контракт никто не собирался. Просто Долорес замечталась и случайно выбросила бумажки. Я снова подошла к столу Трейси, но теперь я зашла сзади, что бы посмотреть, что та пишет. На мониторе был открыт документ, на котором весь лист был исписан одним предложением.
   «Я люблю…» И так весь лист. По очереди посмотрев в документы девушек, я поняла, что они просто все до одной влюблены в одного и того же парня. И я даже не хочу говорить, в кого. Вы же понимаете, что такие вещи надо сохранять в тайне. А в кого они влюблены, вы все равно потом узнаете!
    Я приехала домой, так как моим домом теперь стал дом Эстер. Там меня уже ждал сюрприз. Я открыла дверь и, не успев войти, тут же воскликнула от удивления. На полу лежала большая стрелка из картона, на которой была надпись: «Go down the path!» Дальше была дорожка из лепестков розы. Я пошла по ней, прислушиваясь к тишине. Постепенно приближаясь к комнате Маэля, я услышала нежные звуки гитары. Песня была красивая о девушке Весне… Когда я подошла к двери, я услышала красивый голос парня. Тихо, что бы не спугнуть его, как редкую птицу, я приложила ухо к двери и стала слушать.
Забрала сердце мое Девушка Весна.
Всех прекрасней, лучше всех, только она.
Сейчас придет она - вместе споем.
Вот кто навсегда забрал сердце мое...
Насколько я поняла, это был припев. Хоть слова были недоработанными и недопридуманными, мне понравилась песня. Все-таки, она выражала чувства Маэля, а мне это было очень важно. Тут музыка прекратилась, и я обидилась, так как мне хотелось послушать еще. Послышались шаги, и в следующий миг я упала в объятия к Маэлю. Оказалось, что он заметил мое подслушивание под дверью и решил меня официально обнаружить.
   - Привет, Девушка Весна! С началом тебя! – улыбнулся мой друг. От его улыбки я забыла про обиду и про все, о чем я в этот миг думала. Больше всего на свете мне захотелось улыбаться такой же теплой и доверительной улыбкой.
   - Это была песня про меня? – сразу же поинтересовалась я.
   - Ну, вообщем да, – скрывая смущение, сказал Маэль. Это у него получилось хорошо, так как он оказался неплохим актером.
   - Как приятнооо… - протянула я с улыбкой. – А зачем надо было крошить розу?..
   - Так интересней… - сказал парень, и, немного подумав, добавил – И романтичней!
   - А-а-а… Понятно. Спой еще! – как маленький ребенок, закапризничала я. Михаэль послушался меня и взял гитару. Было видно, что он придумывает мелодию и слова песни на ходу. Но когда я увлеченно следила за процессом, а не подслушивала из другой комнаты, у него все получалось гораздо быстрее. Сначала я удивлялась, но потом поняла, что любовь ко мне придает ему сил и вдохновения, поэтому песни рождаются, как дети в мире – каждые две минуты по новому ребенку, в нашем случае – по песне. Эта песня была грусная, но я не поняла ее смысл – Маэль пел на французском. Французский язык мне нравился на слух, и когда на этом языке пел Михаэль. Учить же этот язык мне казалось очень сложным и даже может невозможным. Поэтому я и не понимала смысл песни. Когда же он допел песню, я захлопала в ладоши, будто была на концерте. Вейнс заулыбался и потрепал меня по голове. Потом мы молчали несколько минут. Маэль нежно летал пальцами по струнам своей гитары, смотрел на фотографии и на меня. Мелодия не была грусной, она была спокойной и текла сама собой. Казалось, что мелодия уже написана и Маэль играет по нотам, но это было не так. Он сам придумывал мелодию, направление которой зависело от его настроения. Потом я вдруг вспомнила о путанице в школе и сразу же поделилась новостью с Маэлем.
   - Знаешь, у нас в школе такая путаница! Все уроки проходят не в своих классах, хотя ремонта нет. А в администрации такой хаос! – воскликнула я, прерывая чудесную мелодию.
   - Да? – заинтересовался парень. Он сразу же отложил гитару и встал. – Завтра я с тобой пойду. Договорюсь с учителем, о том…
   Договорить он не успел, так как позвонил телефон. Парень расхаживал по комнате туда-сюда, временами поддерживал разговор. И под конец я чуть не упала со стула, или где я там сидела. Он вдруг остановился и неожиданно громко воскликнул.
   - Бывают же на свете чудеса! – я резко обернулась и вопросительно на него уставилась. – Только что звонили из моей школы и предлагали организовать в твоей школе восьмое марта…
   - И что, что?.. – не терпелось мне узнать ответ.
   - Ну, «что, что»! Конечно, согласился! – улыбнулся парень, садясь рядом и обнимая меня за плечи.
   - Заодно и проверим кое-что…- пробубнила я себе под нос.
   - Что? – переспросил Маэль.
   - Ничего, - улыбнулась я ему и поцеловала в щеку. На этом весь день и закончился. Пришла Эстер, позвала нас ужинать. Еда, как всегда, была очень вкусной. И, конечно же, она пропала за секунду, будто ее там и не было. Потом мы все разошлись по своим комнатам и быстро заснули.

******

  Я села за руль машины и Маэль посмотрел на меня недоверчивым взглядом.
   - Ты точно умеешь водить?.. – покосился он на меня.
   - Конечно! Может, тебе права показать? – помахала я перед ним ладошкой.
   - Не надо…
После этого диалога я вспомнила, что ехать со мной в машине не так уж и безопасно…
   «- За дорогой следи, а то еще угробишь меня!.. – я испугалась, вспомнив тот факт, что за рулем сижу, – как-то ехали мы с Джинн - Я резко повернула руль вправо, так как осталось проехать метр – и мы бы оказались в лесу, а моя машина врезалась бы в дерево.»
   Это отрывок, который я вставила сюда из моего дневника. Тогда мне было очень смешно, но сейчас было не до шуток. Тогда чуть до катастрофы не дошло, но со мной была Джинн, которая успела меня дернуть. А Маэль – другое дело… Может, он не успеет?.. Решив не придавать значения пока еще пустым страхам и решать проблему по мере ее наступлению, я завела машину и отправилась в школу. И я незря приняла такое решение. Я прекрасно справилась с задачей благополучно довести Маэля до школы. Мы вышли из машины и направились к администрации, так как  Маэлю надо было договориться с администрацией об организации праздника. Когда мы вошли, послышался многоголосный вздох, а точнее, трехголосный. Михаэль с удивлением посмотрел на меня. Я пожала плечами, будто ничего не знаю.
   - Привет, Трейси! – воскликнула я, когда мы подошли к светловолосой девушке.
   - Привет, Михаэль… - подняла Трейси свои голубоглазки на моего парня. Михаэль улыбнулся, поняв в чем дело. Когда он решил все вопросы (а это далось ему легко) и заметил мое обиженное лицо, он легонько и нежно чмокнул меня в губки. Администраторши надулись от возмущения, но ничего не могли поделать. Я осталась довольна, но впереди меня ожидала еще одна «проблемка»…
|глава 8

+1

8

Вот, что-то напало на меня... И я решила сделать приятное нашим админкам... Пока для Кетрин, скоро и для Лекси будет. Мои эксперементы.
190х190

+1


Вы здесь » Panters. Cats do not only purr » Наше творчество » Что-то вроде творчества...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC